страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Игумен Авраам (Рейдман)
Благая часть. Беседы с монашествующими
Беседа 34. Слово после иноческого пострига о смирении и молитве

Господь наш Иисус Христос сказал: всяк возносяйся смирится, и смиряяйся вознесется (Лк.14:11). Слова Спасителя есть тайны, сокровенные от сложения мира (см. Мф.13:35), которые он открыл людям для того, чтобы они наследовали вечную блаженную жизнь, чтобы они, как сказано им же, унаследовали уготованное им изначально царствие Божие. И заповеди его - это средство, способ достижения того вечного блаженства, к которому мы были предназначены даже прежде, чем всё начало быть, что начало быть (Ин.1:3). Всяк возносяйся смирится. Всяк - т.е. любой человек, имеющий основание для возношения, для гордости: по причине ли, может быть, своей образованности, ума, каких-либо других способностей или преимуществ, например богатства и происхождения, или по причине, допустим, преимуществ духовных, особенно - добродетельной жизни или даже каких-то благодатных дарований. Всяк возносяйся - сказал Спаситель (пусть даже повод для этого возношения весьма основательный и серьезный, как бы очевидный для всех и для самого человека) - смирится. Всяк возносяйся - т.е. даже тот, кто только в уме своем, в мысли себя возносит (ведь каждый поступок наш, каждое действие наше начинается с внутреннего решения, с внутреннего согласия, с мысли), и тот обязательно смирится. Не только тот, кто пытается на деле достичь какого-то положения, преимущества перед другими, похвалы, одобрения, но и тот, кто делает это незримо и неизвестно ни для кого, - так как Бог видит сердце каждого человека. Всякий, возносящий себя не только делами, но и умственно, смирится, потому что Господь, благодать Божия, оставит этого человека и он придет в смирение поневоле - если не в этой жизни, ослепленный блеском мирской славы, то в будущей. Он обязательно смирится, увидит свою тщету и все ничтожество того, чем он гордился и превозносился, уже при самом переходе из этой временной жизни в жизнь будущую, вечную. Говоря "ничтожество", я, конечно, не имею в виду, что, например, добродетели являются ничтожеством сами по себе, нет, а говорю это потому, что гордый человек истинную добродетель часто лицемерно заменяет видимостью, только одной игрой, актерством, как об этом прекрасно рассуждает святитель Игнатий (Брянчанинов). И смиряяйся, - сказал Господь наш Иисус Христос, - вознесется. Конечно, человек должен смирять себя как внешне, так и внутренне. Но мы не всегда в состоянии избрать смиренный образ жизни, так как обстоятельства и промысел Божий могут возложить на человека такое служение, которое возвысит его над другими людьми, или могут даровать ему какое-то преимущество, которому некоторые и позавидуют. Но внешнее смирение и не главное, - важнее, если человек будет смирять себя внутренне, независимо от того, высокое ли он занимает положение в обществе, имеет ли какие-нибудь телесные или духовные преимущества перед своими ближними. Такой человек вознесется. Но каким образом и что значит это слово? Не следует понимать его так, что человек, несмотря на свое смирение, займет какое-то положение в обществе, и все признают в нем добродетель, или некое превосходство, и поставят его над собою начальником. Мы часто видим, что люди смиренные так и проводят всю свою жизнь в убогом состоянии, как, например, святой праведный Симеон Верхотурский, и наоборот, люди, стремящиеся к величию, к славе, как будто достигают ее. Но речь идет о смирении и возношении духовном. И вот человек, смиряющий себя внутренне, внутренне и возносится, возносится к Богу. Ум его, как будто бы пребывающий в бренном немощном теле, возносится к Богу, соединяется с ним, и человек этот исполняется Божественного утешения.

Святые отцы наши понимали великое значение смирения и называли эту добродетель истребительницей страстей. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что сколько подвижник преуспел в смирении, столько он преуспел в молитве. Преподобный Исихий Иерусалимский сказал нечто подобное: "Смирение рождает молитву, а молитва смирение". Благодаря этому подвигу человек приобретает внутри себя Царство Божие еще в земной, временной жизни, предвкушает вечное блаженство, предобручается Духом Святым с Богом, с благодатью Божией.

Как же научиться этой великой добродетели? Всякая истинная добродетель есть действие Божественной благодати, то есть действие Божие. Потому, обращаясь к изречению Исихия Иерусалимского "смирение рождает молитву, а молитва смирение" и вспоминая евангельские слова Спасителя о том, что смирению нужно научиться именно от него, мы будем учиться смирению не только понуждая себя к нему, но более всего - прибегая к заповеди самого Господа: Научитесь от мене, ибо кроток есмь и смирен сердцем (Мф.11:29). Это необходимо потому, что наших немощных сил для совершения возвышенных евангельских заповедей часто не хватает. И вот, непрестанно молясь Господу Иисусу Христу, Сыну Божиему, и соприкасаясь с ним своим умом и своими чувствами, мы через эту, как будто бы краткую и малосодержательную (по сравнению со многими православными молитвословиями или древними псалмами) молитву, молитву Иисусову, сподобляемся соединения с Господом через его Божественное действие, и, общаясь с Ним неизреченным образом, научаемся этой великой богоподражательной добродетели. Научитесь от мене, ибо кроток есмь и смирен сердцем, - не только поступками, не только поведением, не только речью и мыслями, но и сердцем, то есть самой сокровенной сущностью человека, корнем, основой его душевной жизни. Если мы смиренны сердцем, значит мы истинно смиренны. А если мы смиренны лишь внешней стороной нашего естества, или даже мыслью, то мы в лучшем случае только еще идем к смирению. мы же, по неопытности своей, часто принимаем за смирение лишь некоторое внешнее подобие этой добродетели.

Таким образом, как будто бы не делая ничего особенно значительного, великого, а только погружаясь в себя, взыскуя Господа Иисуса Христа внутри своей души, своего сердца, мы подражаем ему, и учимся от Него, и уподобляемся Ему внутренно, уподобляемся Ему своим сердцем. И насколько смирение водворяется внутри нас, настолько и Господь внутри нас является и открывается нам. Так что человек может как будто бы, как ему кажется, полностью соединиться с Ним, слиться с Ним, стать с Господом словно "один дух", по выражению преподобного Серафима Саровского.

Игумен Авраам (Рейдман)
Благая часть. Беседы с монашествующими. - Новотихвинский женский монастырь

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение