страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Н.Е.Пестов
Основы Православной веры

Глава 1. ЦЕЛЬ ЖИЗНИ ХРИСТИАНСКОЙ И "ПУТЬ СПАСЕНИЯ"

"Забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе" (Фил.3:13-14)

"Цель жизни - восхождение человека к богоподобию" (прп. Антоний Великий)

Человек наделен от Бога великим могуществом разума. Он постигает законы природы, парит в воздухе выше птиц, проник в космос и глубины моря, умеет разговаривать через десятки тысяч километров и заставляет силы природы служить своим целям.

Прогресс цивилизации развивается неудержимо и сулит человечеству еще большие чудеса техники в будущем.

Таковы ли успехи духовной культуры человечества? Становится ли оно благороднее духом, любвеобильнее, добрее, правдивее и милостивее к ближнему?

И если человек все более комфортабельно умеет строить свою внешнюю жизнь, то научился ли он, наконец, совершенствовать и свою внутреннюю жизнь, изучил ли ее и знает ли ее законы?

После тысячелетий культурной жизни знает ли он, наконец, зачем он живет - какова цель его существования и в чем состоит идеал духовной культуры?

Можно твердо сказать, что громаднейшее большинство людей не сумеет дать ответ на последние вопросы и чаще всего даже не задается ими. Оно живет "как живется", имея не осознанные, а подсознательные цели своего существования.

Эти цели у большинства людей не простираются выше того, чтобы накормить, одеть и согреть свое тело и удовлетворить свои животные потребности.

Живя так, человечество по существу ничем не отличается и не возвышается над бессловесной тварью, составляя из себя породу наиболее развитых животных, научившихся применять свои "науку и технику" в значительной мере для наиболее эффективного взаимного истребления.

Более того, человек при этом не только не возвышается над животными, но упал ниже их, так как нарушил предвечные законы своего естества и не идет к возвышенной цели своего предназначения.

Лишь малая часть людей будет способна осмысленно ответить на вопрос о цели своего существования. Но их ответы, в большинстве случаев, будут примитивны и исполнены эгоизма, если только они будут искренни.

Так, одного талантливого юношу спросили - какую цель он ставит себе в жизни?

- Я буду прилежно учиться и завоюю себе хорошее положение в обществе, - ответил юноша.

- А потом?

- Потом я постараюсь сблизиться с известными и умными людьми, буду путешествовать, буду наслаждаться всеми культурными радостями жизни.

- А потом?

- Я обзаведусь семьей, у меня будут дети, под старость буду отдыхать и играть со своими внучатами.

- А потом?

- Потом... - И юноша задумался.

- Вы правы, - сказал юноша, как бы отвечая на невысказанные мысли собеседника. - Все, к чему я стремлюсь, имеет мало цены, так как потом придет смерть. И все эти радости мимолетны и ничто перед значением и неизмеримым величием вечности и не будут иметь для нее ни малейшего значения.

Только у сравнительно очень малого количества людей имеются и более высокие и идеальные стремления - такие, как служение искусству и науке или задачам социального переустройства общества.

Значение науки и искусства в жизни человечества никто не может оспаривать. Но ни наука, ни искусство не могут стать для человека самоцелью. Они ничто сами по себе, если человек не идет через них к наивысшей цели своего существования.

Наука может вести ко благу, как, например, прививка от укуса бешеных животных, сделанная Пастером. Но она же может сеять и смерть и ужас, в виде бомб, сбрасываемых на массы беззащитных детей и женщин.

Стали бы супруги Кюри, Эйнштейн и др. работать в области изучения распадения атомного ядра, если бы они могли предвидеть, какие ужасы несет их работа человечеству, в виде атомных взрывов, отравляющих всю землю в мирное время и сулящих невиданные еще на земле бедствия людям - в военное?

Поэтому при оценке научных достижений современности нельзя не согласиться с поэтом, который пишет:

История дошла до роковых страниц,
И к неожиданным приводит заключеньям:
Наука сделалась прислужницей убийц,
А чудо техники - самоуничтоженьем.

Бог для земли дарует солнце,
Дожди благословенья,
А люди - смертоносный стронций
И дождь уничтоженья.

Чем выше, взлетают ракеты,
Тем дальше от Бога сердца,
Чем ближе до дальней планеты,
Тем явственней чувство конца.

А. Солодовников

Отсюда понятно и мнение оптинского старца Варсонофия, который говорил, что "новейшие изобретения, имея как бы и добрые стороны, всегда оказываются вредными более, нежели полезными, и даже можно сказать, суть просто - зло". И "ученые, если только они и ограничились научными знаниями, ничего не делают полезного для души своей и тогда они зарыли свой талант в землю".

А вот как пишет про опасности заблудиться в современной науке о. Павел Флоренский.

"Не наукою, а науками, и даже не науками, а дисциплинами занято человечество. Случайные вопросы, как внушенное представление, въедаются в сознание и, порабощенное своими же порождениями, оно теряет связь со всем миром.

Специализация, моноидеизм, - губительная болезнь века, - требует себе больше жертв, нежели чума, холера и моровая язва".

Итак, можно ли гордиться человеку наукой и техникой?! Вместе с тем, как говорит архиеп. Иоанн, - "научные открытия и все возрастающая техника не открывают царственности человека. Наоборот, они обнаруживают все большее убожество того, кто нуждается в стольких материальных протезах".

Также и искусство: оно может звать к наивысшим идеалам (например, с полотен Васнецова, Нестерова) или же губить чистоту человеческих душ отсутствием нравственного чувства.

Точно так же обстоит дело и с социальными реформами. Они могут быть направлены к достижению истинного блага общества, когда разум создающего их будет просвещен светом истины, или ввергать общество в несчастье при следовании законодателями своим ложным идеям.

Поэтому и здесь служение человечеству может начаться у законодателя лишь с просвещения своего разума истиною.

Но повторяем, что таких людей, которые ставят себе высшие цели служения человечеству, очень мало. И обычно, несмотря на величие человеческого разума, жизнь человека жалка, пуста, бесцельна и наполнена суетою и заботами о теле, подобно животным.

О глубокой порче современного человечества так пишет о. Павел Флоренский ("Общечеловеческие корни идеализма").

"Распались начала внутренней жизни: святыня, красота, добро, польза не только не образуют единого целого, но даже и в мыслях не подлежат теперь слиянию.

Современная святыня робка и жмется в затаенный, ни для чего более не нужный, уголок души.

Красота бездейственна и мечтательна, добро - ригористично; польза - пресловутый кумир наших дней, - нагла и жестока. Жизнь распылилась".

А архиепископ Иоанн пишет:

"Затормошенные и оглушенные суетой люди уже не способны думать об истинах великих и вечных, для постижения которых нужна хотя бы минута Божественного молчания в сердце, хотя бы мгновение святой тишины".

Поэтому жизнь и была определена Соломоном, как "суета сует" (Еккл.1:2). И тогда нет у человека ответа на вопрос Премудрого - "что пользы человеку от всех трудов его?" (Еккл.1:3).

Но не ради такого жалкого положения был создан человек. И не "суета сует" была предназначена ему в удел по предначертанию Творца Вселенной.

Он создан был по "образу и подобию" Самого Бога, наделен могуществом разума, поставлен владыкой над животным миром и царем над природой и, наконец, человеку даровано было наивысшее благо - бессмертие его души.

Как пишет о. Иоанн С. - "человек есть чудное, величественное, премудрое, художественное произведение совершеннейшего Художника - Бога".

А архимандрит (впоследствии патриарх) Сергий говорит: "Как образ и подобие Божие, человек наделен Богоподобными свойствами и бесконечными стремлениями. Он не удовлетворяется одной видимостью явлений, одной показной стороной жизни, он ищет ее оснований и, таким образом, доходит до последнего основания, т.е. ищет Бога и Богообщения".

По словам прп. Серафима, первый человек Адам был таков, что "ни вода его не топила, ни огонь не мог жечь, ни земля не могла пожрать в пропастях своих, ни повредить каким бы то ни было, ныне во вред сущим нам своим действием, и все покорено ему было, как любимцу Божию, как царю и обладателю твари, и все любовались на него, как на всесовершенный венец творений Божиих, превосходящий всю сущую на земле, и на водах, и в воздухе тварь Божию".

Грех - преслушание воле Божией, - привел человека к смерти тела и к опустошению, разложению души.

Но, по милосердию Божию, человечество было спасено явлением на землю Сына Божия - Иисуса Христа и искуплено Его Кровию.

Бог снова принимает людей, как "Своих чад" (Ин.1:12), как Своих "сынов" (Рим.8:19), как "друзей" (Ин.15:14).

Человеку вновь возвращается Богом его высокое достоинство, которое определяется, по словам апостола Петра, как "род избранный, царственное священство, народ святой, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет" (1Петр.2:9).

* * *

Какова же истинная цель жизни человека на земле в этом новом его, "после искупления", состоянии?

Поищем ответ на этот важнейший для человечества вопрос в источниках предвечной истины - в Священном Писании и у святых отцов, разум которых был просвещен Духом Святым.

В Евангелии мы найдем указание Господа о цели стремлений в искании человека. "Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его" (Мф.6:33). При этом Господь разъясняет нам, что это Царство находится не во вне человека, а внутри его: "Ибо вот Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк.17:21).

Это определение можно дополнить словами апостола Павла, который определяет цель жизни ученика Христова, как стремление "к почести высшего звания Божия во Христе Иисусе" (Фил.3:14).

Это высшее звание достигается по словам апостола, когда христиане "живут уже не для себя, но для Умершего за них и Воскресшего".

Если обратиться к святым отцам, то обычное определение ими цели христианской жизни формулируется как "Спасение души", понимая под этим очищение души человеческой от греха, порока, страстей и пристрастий, путем молитвы, покаяния, смирения, дел милосердия и развитие в душе христианских добродетелей.

"Жизнь - это громадная мастерская, в которой души готовятся на небо", - писал епископ Буго.

Наконец, прп. Серафим определяет цель жизни христианина, как "стяжание" (т.е. собирание, постепенное приобретение) "Духа Святаго Божия" через покаяние, молитву и другие подвиги, "ради Христа делаемые".

При этом - как говорил Симеон Новый Богослов: "Если у нас нет искания Духа Святого, то напрасен всякий труд и суетно всякое делание наше, бесполезен путь, не ведущий к сему".

Преподобный же Антоний Великий считал за назначение души христианской "восхождение ее к богоподобию".

Более подробно о последнем говорит о. Александр Ельчанинов: "Человек, отвергающий свое родство Богу, отказывающийся от сыновства Ему, - не настоящий человек, ущербный, только схема человека, так как это сыновство не только дается нам как дар, но и задается, и только в выполнении этого задания, в сознательном облечении себя во Христа и Бога и может быть полное выявление и расцвет каждой человеческой личности".

Все эти определения представляют одно целое, взаимно поясняя и дополняя друг друга.

Их можно суммировать в следующем положении.

Цель жизни человеческой состоит в преображении души человека. Она достигается по благодати через покаяние, молитву, дела милосердия, пост и т.п. Так осуществляется "стяжание" в себе духовного сокровища - Духа Святого Божия.

При присутствии этого сокровища душа человеческая преображается, и ее страсти и дурные склонности перерождаются в соответствующие противоположные им добродетели: гордость - в смирение, эгоизм - в Христову любовь, самоволие - в послушание, распущенность - в воздержание и т.д.

Тогда, плененный любовью Христа, христианин перестает жить собою и для себя, но живет Христом и для Христа, творит не свою, а Его совершенную и святую волю.

Так в душе человека открывается Царствие Божие, и человек достигает "почести вышнего звания Божьего во Христе Иисусе", достигает обожения, без которого, по словам старца Силуана со Старого Афона, исчезает и самый смысл бытия человечества.

Что получает человек, достигнув этой цели?

Еще в этой жизни он находит себе истинное счастье, совершенную радость, мир и покой души.

Очищается его сердце, проясняется ум, укрепляется воля, раскрываются все способности и силы души, и получают развитие все добродетели. Человек приобщается, каждый в своей мере, к праведности, т.е. к истинной красоте духа.

Как пишет архимандрит (впоследствии патриарх) Сергий: "Праведность в глазах христианина не только не бремя, не только не требует себе вознаграждения, но, как говорит св. Иоанн Златоуст: "Сама много больше всякой награды, потому что сама есть воздаяние, заключающее много наград".

Во-вторых, - как Божий "сын" и Божий "друг", человек включается в служение высшим целям мироздания и получает высший дар - обетование бессмертной жизни с Богом в вечности на "новой земле и под новым небом" (Откр.21:1).

При этом человек становится наиболее ценным членом общества, "солью" земли, "свечой", которую ставят на подсвечнике, чтобы светила "всем в доме" (Мф.5:13,15). Он становится духовным и нравственным оплотом для окружающих, их утешителем, советчиком, образцом для подражания.

Он приобщает окружающих к своему неизменно жизнерадостному настроению, к энтузиазму в жизни, очищает от греха и порока, будит совесть, зовет к истинной красоте духа и соединяет с первоисточником всей жизни, силы, счастья и радости - с Богом.

Если кругом его жизнь только тлеет, то он горит ярким огнем, который просвещает всех истиною и согревает любовью, лаской, участием, милосердием.

"Вы свет мира" - говорил Христос Своим ученикам (Мф.5:14).

Ведь "главное условие влияния на людей заключается, - как говорит о. Иоанн С., - не в учености, не в психической тонкости, не в иезуитской ухищренности применяться к различным людям и характерам, но во внутренней духовной жизни - в явлении духа и силы (1Кор.2:4), в том, что мистически невольно переливается в душу, будит в ней лучшие чувства, заставляет пламенеть его сердце, роднит, связывает внутренними неразрывными узами".

Какая цель святее, прекраснее, светлее, ярче, выше и счастливее этой? Можно ли сравнивать достижение этой цели с обычными целями, которые ставят себе люди, живущие вне Христа?

Но, может быть, некоторые скажут, что это только мечта, только красивая сказка, которую невозможно воплотить в жизнь! И могут ли все, стяжавшие в какой-то мере Духа Божия, быть такими светочами духа?

Да, все! Кто бы ни был такой христианин - пусть самый неученый и бесталанный, косноязычный и расслабленный ("Живые мощи" И.С. Тургенева), он все же будет светить всем окружающим высотой своего духа, умиротворенностью души, силой веры, огнем любви, доброжелательства и расположения к окружающим.

А что нужно прежде всего страдающей человеческой душе, как не искренняя любовь и участливое, ободряющее, сердечное отношение как в словах, так и на деле.

Достижение этого не мечта, а действительная реальность, которая во много миллионов случаев была воплощена после пришествия Христа Его учениками. Она воплощена была благодатью Божией и Его помощью, укрепляющими слабые силы человека.

За это великое, неоценимое счастье человечества заплачена и неизмеримая цена - цена Крови Сына Самого Бога. Как не миф и не мечта само воплощение Христа, так и не мечта и то счастье, которое принесено Им в мир.

Не мечта и то духовное Царство, которое основано Им и членами которого может стать всякий, так как всех зовет в него Господь. На Свой "брачный пир" Он зовет не только "званных", но и с "распутий и дорог", а также "нищих, увечных, хромых и слепых" (Лк.14:21; Мф.22:9-10).

Кто узнал жизнь святых, кто познакомился с их характером, силою духа, остротою разума, чистотой сердца, красотою их добродетелей, тот знает, что святость души человеческой - не мечта.

Тот знает также - кем были для окружающих святые и праведники и какой бесконечный поток добра, света, истины и счастья изливался и изливается через них на страдающий, несчастный, жалкий и грешный мир.

Но кто может стать святым?

Ими смогли стать простые галилейские рыбаки, ими становились разбойники (например, разбойник на кресте и св. Моисей Мурин), блудницы (Мария Египетская, св. Евдокия, св. Таисия и т.д.), ими становились императоры, князья, купцы, воины, ремесленники и крестьяне.

Почему и мы не можем стараться идти за святыми? Нам открыт прямой путь в Царство Христа и возвещена вся истина. Перед нами многовековой опыт Церкви Христовой.

Наконец, перед нами есть образцы и теперь живущих святых; их нам нужно только поискать и познать по признакам, открытым в Св. Евангелии (любовь, смирение, кротость и горячая вера).

Итак, нам необходимо понять назначение и цель жизни христианской и, познав ее, в остаток дней своих все в жизни подчинить этой цели.

Сокровище так неизмеримо велико, так многоценно, так несравнимо ни с чем на земле, что ничего не жаль ради его приобретения.

На этом пути человек может найти в Церкви Христовой и духовных руководителей, и многих друзей, которые могут помочь своим опытом и знаниями.

Они помогут сделать этот благой путь более прямым и коротким, скорее приводящим к цели, к "почести высшего звания во Христе Иисусе" - к восхищению достоинства "царственного священства".

Часто, однако, христианин при жизни в теле не будет еще вполне чувствовать и переживать достижение той "почести". Как говорит об этом еп. Феофан Затворник, хотя - "слава со спасением неразлучны, но здесь слава эта сокрыта внутри, как сокровище в скудельных сосудах, а там она просияет и во вне".

Литература к главе 1-й.
1. Беседа преподобного Серафима с А.Н. Мотовиловым о цели христианской жизни.
2. Епископ Феофан Затворник. Путь ко спасению.
3. Архимандрит Сергий (впоследствии патриарх). Учение о спасении.

1-е Приложение к главе 1-й.
ОШИБОЧНЫЕ МНЕНИЯ О ПУТЯХ СПАСЕНИЯ И ЦЕЛИ ЖИЗНИ.

У многих христиан имеются ошибочные мнения о путях спасения души и о цели христианской жизни, на что обращал внимание и преподобный Серафим Саровский.

В беседе с Н.А. Мотовиловым он сказал последнему:

"Многие говорили вам: ходи в церковь, молись Богу, твори заповеди Божии, делай добро, - вот тебе и цель жизни христианской". Но они это не так, как следовало, вам растолковали".

Затем преподобный изложил ему учение о необходимости для каждого христианина "стяжания Духа Божия" - как цели жизни, считая все добрые дела - милостыню, молитву, пост и т.д. лишь средствами к ее достижению. Указанное выше заблуждение у христиан близко к так называемой "юридической теории" спасения у католиков.

По этой теории все грехи и прегрешения человека должны быть как бы уравновешены на чаше весов на Страшном Суде соответствующим количеством добрых дел - милосердия, молитвы, поста и т.д.

Если же у каждого человека этих дел даже более, чем нужно, то это будет уже "сверх должные заслуги", которыми они могут поделиться с малоимущими (добрых дел) христианами и этим спасти их от ада.

Из этого учения произошли индульгенции средних веков и отпущение папами всех грехов и прежних, и будущих участникам крестовых походов и т.п.

По этой теории будущее пребывание в раю и избавление от мук ада может быть как бы достигнуто каким-то количеством своих добрых дел или наличием покровителей из святых, имеющих "сверх должные" заслуги. Здесь не говорится о необходимости преображения для грешника.

Отсюда большие суммы денег, жертвуемые бедным, или тысячи заупокойных месс смогут позволить богачу или королю, уйдя из мира с душой, исполненной страстями (корыстолюбия, гордости, властолюбия, сластолюбия и т.п.), иметь уверенность в достижении рая. Здесь нет вопроса - совместимы ли такие души с райским сонмом святых душ, исполненных христианских добродетелей?

Надо ли говорить о ложности подобных представлений в такой теории о спасении души?

Здесь достаточно вспомнить хотя бы слова апостола Павла из 13-й главы послания к коринфянам: "И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, - нет мне в том никакой пользы" (ст.3).

Подобное же заблуждение о том, что в рай могут попасть души, не преображенные еще на земле, существует и у отколовшихся от католиков протестантов (реформаторов) - лютеран и их последователей - наших сектантов. У них также не ставится во главу угла души человеческой полнота отображения в душе христианина Христовых добродетелей (любви, смирения, кротости и т.п.). Вместе с тем их учение о спасении еще далее от истины, чем у католиков.

Протестанты считают, что дело спасения совершено уже для верующих Самим Христом - Искуплением Его Кровию грешного рода человеческого. По их мнению, надо иметь лишь веру во Христа - и тогда верующий, как бы автоматически, уже спасен одной верой.

Основываясь на выбранных из Евангелия отдельных текстах ("верующий в Него не судится" - Ин.3:18), они не дают себе труда задуматься хотя бы над текстом той же 13-й главы послания к коринфянам апостола Павла, где говорится: "Если имею... и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто".

Что же касается слов апостола Иакова - "Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе" (Иак.2:17), то протестанты отвергают подлинность послания апостола Иакова.

Нам - христианам из православия надо твердо знать, что не одни дела благочестия - милостыня, соблюдение поста и посещение храма откроют нам двери Царства Небесного. Недостаточно и одной лишь веры во Христа и Его искупительной жертвы, чтобы спастись.

Без преображения души христианина, - без очищения ее от страстей и пристрастий и без развития, еще здесь на земле, в душе Христовых добродетелей - Его любви, смирения, кротости, послушания и т.д. - нет у нас надежды на то, что можем мы войти в Царство Небесное и быть среди душ святых и праведников.

Как пишет прп. Симеон Новый Богослов - "Если не сделаем душ своих очищенными покаянием и преисполненными света, то никакой не принесут нам пользы все другие дела".

Из вышеописанного об иноверцах, однако, не следует, что все католики и протестанты не достигают цели спасения души. Богословские теории одно, а практика жизни инославных христиан, живущих в полном соответствии с заповедями Господа, - это другое.

И у многих иноверцев можно увидеть истинность понимания заповедей и заветов Христа и осуществление их в своей жизни, и признать святыми или праведниками многих из католиков и праведниками иных и из протестантов.

© Издательство "Елеон", Москва, 1999
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение