страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы

Старец Паисий Святогорец
Письма

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие к русскому изданию
От греческих издателей
ПИСЬМО ПЕРВОЕ. К новоначальным
Миссия монаха (Подготовка в миру, О хранении душевной и телесной чистоты. Духовное чтение. Приготовление родителей, братьев и сестер. Семейные обязанности). Удаление от мира (Избрание монастыря. Монашество и мирское мудрование). Начало монашеского жития (Послушание. Контакты с посетителями и братиями. Пользование келлией. Осторожность за пределами келлии. Непрестанная молитва и познание самого себя. Духовное чтение. Подвижничество. Рассудительность в отношении поста. Поклоны. Рассудительность в отношении сна. Внимание в духовном подвиге. Духовная радость. Покаяние)
ПИСЬМО ВТОРОЕ. Маленькое благословение - немного "орешков"
Монашество. Любовь. Смирение. Молитва. Богословие. Отцы Церкви. Гордость. Искушения. Святость. Рассуждение.
ПИСЬМО ТРЕТЬЕ. Духовные лекарственные травы
ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ. Горсть опыта - семечки, поджаренные на огне искушений
ПИСЬМО ПЯТОЕ. О девстве и любви
ПИСЬМО ШЕСТОЕ. Блаженства

ПИСЬМО ПЯТОЕ. О девстве и любви

Калива Честнаго Креста, 26.11.1973 г.

Сестра старица Филофея, благословите!

Удивительное дело - что, как вы пишете, сестры ждут моего приезда, Ведь со времени моего последнего посещения не прошло еще и шести месяцев! Но чтобы не огорчать сестер, я сел и написал вам письмо - тридцать страниц обычного формата, на которых каждая из вас найдет потребное к успокоению своего помысла и от чтения которых почувствует примерно такую же радость, какую испытывала бы от моего присутствия в вашей обители.

В этом письме я пишу о любви, о смирении, вообще обличаю человеческий разум и подчеркиваю значение благодати Божией. Коротко говоря, я обличаю прельщенный философский и западно-еретический дух, веяния которого распространены как в церковной, так и университетской среде.

Я почувствовал необходимость написать вам об этом потому, что в вашей обители много сестер из интеллигенции. Не поняв, что такое благодать Божия, они, мучаясь всю свою жизнь, будут чувствовать себя неудачницами - да и в самом деле будут таковыми.

Если вы когда-нибудь будете переписывать это письмо, то пришлите одну копию и мне, чтобы я не написал вам того же самого и в других письмах.

Это все, что я хотел вам сказать.

Христос и Матерь Божия с вами.

Ваш брат монах Паисий.

Калива Честнаго Креста, 25.11.1973 г.

Помощь наша - святая Екатерина! (письмо написано старцем на следующий день после празднования в честь святой великомученицы Екатерины - ред.)

Посвятившим себя Христу моим сестрам, монахиням исихастирия святого Иоанна Богослова, который отличался девством и любовью, посылаю издалека несколько страниц о девстве и любви, чтобы помочь вам во всем подражать ему. Свои убогие слова я сопровождаю молитвой, чтобы наш богатый Отец - Бог - благословил их.

Как я убедился, чтобы полюбить Бога, нужно верить в Него. Наша любовь соразмерна нашей вере. Если любовь теплохладна, то и вера тоже теплохладна. Горячая вера в Бога рождает горячую любовь к Богу и к образу Божию - нашему ближнему. От преизобилия любви, которая не вмещается в сердце и переливается через край, насыщаются даже бедные животные.

Горячая и изобильная любовь, являясь благородной, никогда не ищет своей выгоды, когда приносит жертву Богу или ближнему. Тот, кто творит добро, но ждет награды, является наемником. Наемником является также тот, кто избегает греха для того, чтобы не попасть в ад, потому что опять-таки беспокоится о себе. Но если человек делает добро из любви и сострадания, даже не думая о небесном воздаянии, и не грешит, чтобы не ранить благодетеля Христа, Который принял раны на кресте для того, чтобы искупить его Своей всесвятой кровью, и если не хочет идти в ад из усердия, чтобы не опечалить Христа, то он не только хороший работник, но и доброе чадо Божие.

Многие из нас говорят о любви (в том числе и я), ко при этом не знают, сколько каратов в нашей любви. Если бы Христос захотел испытать нас, чтобы каждый из нас узнал цену своей любви, и сказал бы нам: "Дети Мои, рай уже наполнился, и Мне некуда вас поместить", - некоторые из нас с бесстыдством сказали бы Христу: "Так почему же Ты не сказал нам об этом раньше?" Другие же побежали бы, чтобы не терять времени зря и успеть хотя бы одну минуту повеселиться, и не захотели бы даже слышать о Христе. Но усердные чада Божий сказали бы Христу с благоговением: "Не беспокойся о нас. Достаточно того, что рай наполнился. Мы так этому рады, как если бы сами находились в раю!" Они бы с радостью продолжали, как и до этого, свои усердные духовные подвиги ради Того, Которого возлюбили драгоценной любовью.

Дешевая любовь всегда заботится о своей выгоде, и поскольку эта любовь мала, то живущий ею христианин ограничивается тем, что наслаждается мирскими благами, пока это не является грехом. Например, он в заговенье на пост ест до полуночи (до без пяти двенадцать) и хочет наслаждаться всеми мирскими радостями, пока это не является грехом, а потом не понимает, почему не чувствует в себе любви Божией и так далее (при своей дешевой любви).

Драгоценная (горячая) любовь, которая жертвует собой и не ест по-мирски, бывает внутренне снедаема любовью Божией, и тогда вся жизнь человека является постоянной четыредесятницей, и все дни его Жизни - это постоянная пасхальная радость. Драгоценная любовь к Богу своей жертвенностью заставляет сердце сладостно кипеть, и божественная любовь, которую ничто не может удержать, поднимается вверх подобно пару и соединяется с Богом, Находясь в этом духовном исступлении, человек не только выходит за рамки самого себя, но даже его сердце выходит за рамки тела (из пределов плотских желаний) и, очистившись, всецело предает себя Богу.

Когда сердце всецело отдано Богу, тогда оно отдано и всему миру, и любовь тогда становится обоготворенной. Эта великая божественная любовь Христова не может быть заключена ни внутри сердца, ни в доме, ни в общественных зданиях, ни за колючей проволокой на границе, потому что Христа нельзя запереть. Если на границах православных христиан есть колючая проволока, это значит, что колючим стало наше духовное состояние. Это значит, что мы носим только имя Христа, по сути же не являемся христианами и заключаем в себе только имя Христа, а не Самого Христа, Который не может быть заключен.

Мы забываем, что являемся детьми Адама по плоти и детьми Христа по духу. Если бы мы имели драгоценную любовь, то каждый из нас ощущая бы другого своим братом, и поскольку Любовь (Христос) является плодом Духа Святого, то христиане уже не придавали бы значения роду и племени (то есть не делали бы различия по плоти), потому что видели бы все непорочным и святым и были бы облечены в благодать Божию.

Пока Адам любил Бога и хранил Его заповедь - пребывал в раю Божием и Бог пребывал в райском сердце Адама. Обнаженный Адам был облечен в благодать Божию, и вокруг него было множество зверей, которых он ласкал с любовью, а те в ответ с благоговением лизали его, как своего господина, Когда Адам преступил заповедь Божию, то совлек с себя благодать Божию, облекся в кожаные ризы и был изгнан из рая. И одичал облагодатствованный Адам, как и многие звери одичали из-за Адама и, вместо того чтобы с благоговением приближаться к нему и лизать его с любовью, начали с яростью нападать на него, стремясь разорвать его на части или укусить.

Сейчас соблюдение заповедей вновь приближает человека к Богу, снимает с него кожаные ризы - ветхого человека, - и человек тогда опять облекается Богом в Его благодать и возвращается в свое первое состояние, которое имел до падения. Тогда он живет невинно среди людей и бесстрашно среди зверей, которые издалека чувствуют невинность и любовь, вновь приближаются к человеку, лижут его с благоговением, признают его своим хозяином и перестают быть дикими, поскольку их хозяин стал укрощенным.

О благословенная пустыня, так много способствующая примирению твари Божией с Творцом и затем превращающаяся в земной рай и вновь собирающая диких зверей вокруг человека, которого ты укротила!

Итак, сколько можешь, полюби пустыню и невещественную жизнь и все свои материальные вещи, какие только можно, отнеси в дома нищих. Насколько можешь, упрости свою жизнь, чтобы освободиться от мирского душевного беспокойства и чтобы твоя жизнь приобрела смысл.

Тот, кто освобождается от материальных вещей, очень скоро освобождает свое сердце, чтобы отдать его Богу, а также легко отсекает страсти. Эта двойная свобода является двумя крыльями, которые возносят душу к Богу, к ее предназначению.

Полюби благословенную пустыню и почти ее, если хочешь, чтобы и она помогла тебе своим святым уединением и сладкой тишиной для того, чтобы ты укротился, а твои страсти пришли в запустение и ты смог бы приблизиться к Богу.

Берегись, чтобы не приспособить святую пустыню для своего страстного "я", потому что это великое нечестие (как если бы ты пошел поклониться святой Голгофе, слушая магнитофон с записью бузуки - греческий струнный музыкальный инструмент - ред.).

Пустыня предназначена для высшей духовной ангельской жизни и для большего телесного подвига, а не для большего телесного отдыха, как на курорте.

Итак, полюби пустыню со всем ее суровым уединением, если хочешь, чтобы твоя бесплодная душа вскоре принесла плоды и сделалась невещественной.

Когда человек удаляется в пустыню, далеко от мира и от вещественного, его сердце сразу же сосредоточивается на Боге и у его сердца уже ни к чему "не лежит сердце", кроме Бога. Так как человек хочет постоянно пребывать с Богом, то естественно, что он часто отрешается от всего земного. Когда он качнет отрешаться от земли, тогда ум не действует, но действует уже благодать Божия, которая заботится только о духовном. Действие божественной благодати не может быть сравнимо с действием ума, который есть плоть. Ум часто годами трудится до изнеможения, чтобы выучить один-два иностранных языка, и в наше время большинство людей знают иностранные языки, но, так как они не имеют никакого отношения к языкам Святой Пятидесятницы, мы переживаем столпотворение хуже вавилонского (во время строительства Вавилонского столпа Бог смешал языки людей, так что они перестали понимать друг друга и рассеялись по всей земле. (См. Быт. 11); в день Святой Пятидесятницы Дух Святой сошел на апостолов, и они начали говорить на разных языках, чтобы научить все народы единой вере и собрать в единую Церковь - ред.).

Когда человек имеет Любовь (Христа), тогда, даже если он будет немым, сможет объясниться со всеми миллиардами народов, а также с людьми всех возрастов, каждый из которых имеет свой собственный язык. Любовь в соединении с состраданием к людям имеет силу Христову, изменяет души варваров и укрощает диких зверей, так что они приближаются к человеку, как овечки.

Тому, кто любит всех людей и страдает от их несчастий, Бог никогда не попустит страдать от своих собственных несчастий.

С тем, кто безразличен к себе ради любви к другим, пребывает великая забота Божия, и все люди заботятся о нем.

Достигший того, чтобы постоянно иметь свой ум в Боге, всегда чувствует присутствие Божие рядом с собой, вместе со всей Его Отеческой божественной любовью.

Там, где любовь, живет Христос (Любовь), и где смирение, там автоматически продляется "аренда" благодати Божией, царствует Бог и земля превращается в рай. Где нет любви и смирения, там живет лукавый (враг) и люди вместе с ним уже здесь переживают адские муки и постоянно ухудшают свое будущее положение в иной жизни в вечном огне.

Немилосердный и гордый евангельский богач после смерти не мог перепрыгнуть великую пропасть, которая отделяла его от рая, от лона Авраамова (см.:Лк.16,19-31). Мы ныне, находясь в этой жизни, если захотим, можем с помощью благодати Божией перепрыгнуть ее и уже сейчас оказаться на лоне Божием, если преодолеем свои немилосердие и гордость.

Как обремененный тяжелой ношей человек, если хочет прыгнуть, должен сначала снять с себя груз, так и мы должны сбросить тяжесть своих грехов с помощью исповеди. Как человек, который не ходит вовремя в туалет, отравляет весь свой организм, отчего возникает множество телесных и даже психических нарушений, так и тот, кто не исповедуется, постоянно отравляет свою душу и разрушает свое тело угрызениями совести, которые постоянно мучают его душу. Как хорошие родители одинаково любят всех своих детей, но особое внимание проявляют к немощным и увечным, так поступает и наш Благий Отец Бог по отношению к Своим немощным (телесно и духовно) детям - достаточно им иметь доброе расположение и предоставить Ему возможность для божественного вмешательства.

Как более здоровые братья по любви к своим слабым или болезненным братьям сами всегда поднимают тяжелые вещи, а им оставляют легкие, так и в духовной жизни хорошие братья всегда переносят тяжелую несправедливость и оставляют немощным легкую справедливость.

Те, которые, имея большую любовь и смирение, не оставляют несчастного грешника, когда все от него отвернулись, подают самую большую милостыню, потому что если для несчастных незаконнорожденных детей существуют детские дома и их окружают хоть какой-то заботой, то для этих несчастных, увы, нет прибежища - все их избегают, ибо они очень тяжелы и плохи. К сожалению, все ищут справедливости и говорят о себе, что они правы, но беда в том, что каждый считает себя правым в большей степени, чем имеет на это право, а потому люди и "едят" друг друга,

Здоровые люди, то есть такие, у которых есть любовь и смирение, часто спорят, движимые любовью, кто поднимет самое тяжелое, или возьмет худшее, или оставит себе испорченную пищу, а лучшую отдаст ближнему, который есть Христос. И когда такие люди едят испорченную пищу, то чувствуют большую сладость, чем их братья, которые едят хорошую пищу, потому что вкушают любовь и сами бывают снедаемы любовью. (Так "едят" друг друга духовные люди),

Как для телесного здоровья очень полезно бывает выехать за город, где много кислорода, чистый воздух и тишина, так и для душевного здоровья очень полезен монастырь своей уединенностью, спокойствием и безмолвием вдали от мира.

Берегись, чтобы твое безмолвие не превратилось в беспокойство из-за беспокойных посетителей.

Оказывай гостеприимство, только когда это необходимо, потому что иначе окажешься неразумным. А посетитель покажет великое бесстыдство, если будет настаивать, чтобы его приняли, несмотря на то, что для этого нет необходимости.

Не ищи себе друзей среди людей с высоким положением, которые, имея мирской дух, будут посещать монастырь, как зоологический сад, а также среди людей, всецело занятых внешним миром, и людей с беспокойным духом, которые как суховей будут носиться в твоем духовном саду.

Берегись, чтобы не впутаться в дела людей, не имеющих отношения к монашеской жизни: не помогай им ничем даже издали (за исключением молитвы), потому что они постоянно будут нарушать твои безмолвие и мир, так что ты уже никогда не сможешь молиться ни о мире всего мира, ни о себе, ни о них.

Человеку, который намеренно впутывает тебя в свои дела, если он не больной, прости до седмъдесят крат седмерицею (Мф.18,22) и с любовью избегай его - ради его и своего спасения (только молись за него).

Тот, кто избегает людей и при этом не предается безделью и не грешит, но затворяется в своей келлии и копается в себе, очень скоро найдет духовный клад и станет духовно богатым, так что сможет помогать и другим.

Тот, кому надоело копаться в самом себе и кто хочет кружиться по свету, никогда не станет хозяином в духовном смысле, но всегда будет работником, возделывающим свои страсти под надзором лукавого. Поэтому для монаха предпочтительнее затвориться в своей келлии и применять к себе то немногое, что знает, чем постоянно кружиться, чтобы много узнать и внешне казаться умным, а внутри быть пустым и оставаться бездеятельным.

Познание самого себя дороже всех знаний мира. Потому что познание самого себя естественным образом приводит к смирению, делая его состоянием нашей души, отчего в нас постоянно пребывает благодать Божия, а большие знания могут раздуть человеку голову и превратить ее в аэростат (игра слов: выражение "раздуть голову" имеет в греческом языке смысл "вскружить голову", "заставить гордиться" - ред.), который подвергается опасности либо лопнуть в воздухе (из-за шизофрении), либо упасть и разбиться на куски (из-за гордости). Поэтому знания должны следовать за страхом Божиим и соединяться с делами, чтобы было равновесие. Следовательно, для нас более необходимо применять свои знания в келлии, нежели постоянно учиться.

Не выходи часто за пределы своей теплой келлии, если на то нет серьезной причины, чтобы на тебя не обрушились порывы холодного мирского ветра, особенно если ты болезненный духовно.

Состояние души человека, который имеет обычай постоянно находиться за пределами своей келлии, похоже на состояние его брошенной келлии, которую по возвращении он находит полной мышиного помета, и двора возле нее, заросшего травой и полного змей.

Тот, кто пребывает в своей келлии, находится в укрытии, как солдат в землянке. Если солдат - новобранец, то тем более не должен выходить наружу.

Новоначальные по причине своей духовной близорукости должны чувствовать нужду в совете старших, которые, благодаря своей опытности, видят далеко.

Новоначальные не должны отчаиваться в начале своей жизни в монастыре, чувствуя свою духовную черноту, потому что зелень в миру была травой, услаждавшей лишь взор, а не пшеницей, тогда как эта чернота является пашней для духовного семени. Позже на ней будет зеленеть пшеница и даст колос к зерно.

Не жалей также о килограммах плоти, которые потерял в монашестве, потому что об этом жалеют лишь черви, которые надеются попировать, когда ты умрешь. Ты же должен радоваться, что благодаря этому душа избавляется от "токсинов" и что эта подвижническая жертва, принесенная ради любви Божией, имеет большую ценность, чем жертвы, которые приносили люди в Ветхом Завете, закалая тучных животных, чтобы выразить свою благодарность Богу.

Монах-подвижник испытывает сочувствие к своей плоти, подобной скелету, и смотрит на нее как на своего друга, с благоговением.

А плотолюбивый монах постоянно раздражается на свою откормленную свирепую плоть, смотрит на нее как на врага, и чувствует, что находится у нее в подчинении. Его плоть и душа начинают гореть в аду уже в этой жизни.

Плоть очень смиряется от поста, но еще больше - от бдения и молитвы, конечно, при условии, что в душе нашло себе приют смирение.

Когда в нашей душе есть гордость и в нас сидит бес, тогда плоть, даже если она подобна скелету, постоянно будет брыкаться, как тощие как скелет бесноватые ослы, хотя их и доводят чуть ли не до голодной смерти, чтобы они успокоились, постоянно брыкаются, потому что они бесноватые (в них сидит бес).

Поэтому новоначальному необходимо сделать рентген у своего духовного врача, чтобы он увидел сначала, чем страдает, и чтобы затем сам врач назначил ему лекарство и диету.

Болезненный новоначальный, не желающий советоваться со своим духовным врачом, никогда не увидит себя здоровым (вдвойне здоровым).

Здоровый новоначальный, который избегает советов и духовного наблюдения за собой, рано или поздно тяжело заболеет.

Гордость и своеволие являются двумя рогами беса, которыми он постоянно подталкивает новоначального к пропасти.

Поскольку смирение заключает в себе жертву повиновения, оно угодно Богу больше, чем всякая другая жертва, и прогоняет диавола так далеко, как никакой ладан. Благодаря ему перестают действовать даже духовные законы.

Человек, который портится, когда его хвалят, тем самым обнаруживает в себе духовную порчу (если только он не юн возрастом и не имеет простительной детскости и эгоизма, от которого ему не полезно с чьей-то помощью сразу избавиться).

У того, кто изображает из себя поврежденного умом (у Христа ради юродивого), больше ума, чем у всех философов мира, потому что философы обольщаются суетным миром и его славой, а Христа ради юродивый сумел посмеяться над всей мирской суетой и действительно живет, скрывшись в святом притворстве, то есть убежал от притворства мира и вошел в страну истины. Увидев, что искренность ему невыгодна, он преуспел в святом притворстве, чтобы сохранить свое духовное сокровище.

Не страдай из-за того, что тебе не удалось прославиться или обогатиться суетными вещами и суетной славой, которые не нужны для истинной жизни и которые нельзя забрать с собой. Мы можем забрать с собой только наши дела, которые и приобретут нам соответствующий "заграничный паспорт" для нашего великого и вечного путешествия.

Радуйся всей душой, когда будешь жить в неизвестности и когда от твоих глаз скроются чувственные предметы, потому что тогда узришь лицо Божие и еще в этой жизни ощутишь рядом с собой Его присутствие, и перед тобой раскроются тайны Божий.

Смиренный и незаметный герой Христов является самым умным человеком в мире, потому что хранит свое сокровище в Божией сокровищнице.

Гордый человек неразумен, потому что лукавый обольщает его одной карамелькой похвалы и съедает все его состояние.

Смиренный человек всегда имеет любовь, потому что эти две добродетели являются сестрами, и по этим признакам - любви и смирению - святые ангелы узнают детей Божиих, подхватывают их с любовью, без всякой задержки проносят через воздушные мытарства и возводят к любвеобильному Отцу.

Смиренный является также благоговейным и молчаливым, а потому сроден Благодатной Богородице Марии, Которая, хотя и имела в Себе воплощенное Слово Божие, молчала, пока Слово не родилось и Само не начало говорить в подобающее время.

Гордый бывает неспокоен внутренне и внешне шумен. Он постоянно старается делать свои слова пустыми, как пустые орехи, чтобы греметь ими (игра слов: греческое идиоматическое выражение "пустые орехи" имеет значение "пустая болтовня, вздор" - ред.). И если у него найдется хоть одно здравое слово, то и оно полно эгоизма (как прогорклый орех). Когда дотрагиваешься до его эгоизма, тогда все его страсти выходят наружу (как выползают муравьи, когда прикасаются к трухлявому стволу орехового дерева).

Кто не хочет принять со смирением пощечину или замечание (даже если он совсем не виноват в данный момент, но был виноват раньше и должен искупить свою вину или вообще никогда не был виноват, и Бог попустил это, чтобы в небесном банке на его счет была положена драхма), тот постоянно будет получать удары от своего эгоизма, от других людей и от лукавого, который будет бросать его из одного искушения в другое, чтобы он возроптал и потерял свою душу (драхма - денежная единица Греции; здесь в переносном смысле в значении маленького доброго дела, за которое человек получит воздаяние на Страшном Суде - пер.).

Кто глубоко копается в себе и доходит до смиренного фундамента своего духовного здания, тот одновременно обрезает корни своего эгоизма, и его здание стоит вечно без всяких повреждений (эгоизм сравнивается здесь с корнями растущих возле дома деревьев, разрушающими его основание - ред.).

Кто не вверяет себя Богу, но строит свой дом с самонадеянностью и мирской гордостью, тот строит на основании из мусора, и рано или поздно его дом обвалится, засыпав и его самого и тех, которые находились под его крышей.

Тот, кто надеется на свой капитал и открывает большое предприятие, но не имеет головы на плечах, обанкротится (игра слов: слово "капитал", κєφάλαια, в греческом языке однокоренное со словом "голова", κєφάλι. - пер.). Точно так же и в духовной жизни недостаточно одних телесных сил и большого ума, если предпочтение не будет отдано благодати Божией, чтобы она всем управляла.

Простая жизнь дает человеку много возможностей следить за собой, чтобы не обанкротиться духовно и иметь двойное здоровье. Но еще полезнее простой характер, благодаря которому человек просто и с благодарностью принимает замечания и таким образом делает всех людей своими врачами и медсестрами и бывает здоровее всех.

Некоторые из-за своего эгоизма страдают, когда им делают замечания. Однако не все, которые страдают, когда им делают замечания, имеют эгоизм, ибо многие из-за своего великого усердия и большой чувствительности преувеличивают свой проступок и от чрезмерной тяжести вины, которую берут на себя (поскольку чувствительны), сгибаются. Поэтому нужно осторожно обращаться с чувствительными душами, которые имеют большую ревность, чтобы не обидеть их (посчитав, что у них большой эгоизм) и тем самым не покалечить и не сделать их ни на что не годными.

Если ты задел самолюбие гордеца, не посещай его сразу, пока не затянутся его раны, потому что иначе разбередишь их даже лаской (добрыми словами). Лучше не приближаться к нему, пока они с течением времени не заживут и не забудутся.

У старого дерева, которое имеет много соков, не обрезай сразу всех веток, когда хочешь сделать к нему прививку, потому что иначе оно постоянно будет источать свои возмущенные соки и пускать побеги. То же в духовной жизни относится к человеку пожилому.

Чтобы хорошо почистить старую картофелину, нужен нож (даже если она будет сварена и после этого остынет), и, когда хотят ее хорошо почистить, от нее часто ничего не остается. Тогда и самому человеку ничего не достается, и картофелина страдает и отчаивается из-за того, что от нее ничего не осталось. Поэтому лучше оставлять немного глазков и не обращать на них внимания, потому что глупо требовать от стариков того же, чего и от молодых, похожих на молодые картофелины, у которых кожура нежная и удаляется без ножа.

Так как Христос работнику одиннадцатого часа дает ту же плату, что и работнику первого часа, будем приспосабливать свою логику к логике Евангелия, которая кажется людям бессмысленной.

Для Бога все хорошо: и десять талантов с пяти, и четыре таланта с двух, и два таланта с одного (см.: Мф.25,14-30). Божественная справедливость имеет другие математические правила, и один плюс один иногда дает два, а иногда - два миллиона.

Тот, кто хочет исследовать божественную логику своим умом, потеряет и тот небольшой ум, которой имеет. А кто ограничивает божественную логику пределами своей головы, у того она лопнет, а сам он станет шизофреником.

Тот, кто постоянно оттачивает свой ум знаниями и живет в удалении от Бога, в конце концов превратит свой ум в обоюдоострый меч и одной его стороной будет постепенно закалывать себя, а другой - рубить людей своими непререкаемыми человеческими рассудочными решениями.

Наоборот, вера в Бога привлекает божественную силу и переворачивает все человеческие выводы, совершает чудеса, воскрешает мертвых и заставляет науку стоять с раскрытым от удивления ртом.

Чудо является тайной, и ум не может его объяснить, но только пережить. Чтобы пережить тайны Божий, нужно совлечься своего ветхого человека, вернуться некиим образом в первоначальное состояние человека до грехопадения, иметь невинность и простоту, для того чтобы вера наша была неизменной, и твердо верить, что для Бога нет ничего невозможного. Когда человек вначале преуспеет благодаря вере, без сомнения, с ним постепенно начнут происходить маленькие и большие чудеса, и тогда уже он будет верить сильнее, непосредственно переживая божественные тайны. Тогда он будет богословом, потому что будет не постигать эти тайны умом, но реально переживать их.

Большим злом является сухое богословие, когда мы богословствуем умом и представляем свой ум Духом Святым. Это называется мозгословием, которое порождает вавилонское столпотворение, в то время как в богословии существует множество языков (множество дарований), но все языки согласны между собой, потому что у них один хозяин - Дух Святой, сошедший в день Пятидесятницы, и эти языки - огненные.

Тот, кто пренебрегает божественным просвещением и отдает предпочтение уму, составляя красивые проповеди с помощью красивых слов, сродни арианам, которые верили, что Христос является творением Божиим.

Мы же, православные, веруем и исповедуем, что Слово Божие не создано, но рождено "от Отца прежде всех век", и воплотилось "от Духа Свята" и Девы Марии (см. Символ веры - ред.), и принесло спасение миру.

Слово ума не изменяет души, потому что является плотью. Но Слово Божие, которое рождается от Святого Духа, имеет божественную благодать и изменяет души.

Дух Святой не сходит с помощью техники, и потому богословие не имеет ничего общего с духом науки. Дух Святой нисходит Сам, когда видит в человеке для этого духовные предпосылки. Духовной предпосылкой является очищение человеком от ржавчины своих духовных проводов, для того чтобы стать хорошим электропроводником и принять духовный ток божественного просвещения. Так он становится духовным ученым, богословом.

Благодать Божия притягивает людей, как магнит притягивает железо. Ум сам по себе является ненамагниченной железной палкой, которая стучит по железкам, чтобы они прилепились к ней, а они только деформируются и не пристают.

Берегись, чтобы никогда не просить созерцания нетварного света или Божиих дарований и так далее, но лишь покаяния, которое принесет смирение, и тогда Благий Бог даст тебе то, что тебе нужно.

Если хочешь выйти на связь с Богом, чтобы Он услышал тебя во время молитвы, переключись на смирение, потому что Бог всегда работает на этой частоте, и смиренно проси Его милости. Когда в тебе разгорится божественная любовь, ты схватишься за микрофон твоей "рации", как влюбленный, и не захочешь удаляться из своей келлии, если тебя не прервут или этого не потребуют какие-нибудь важные дела, которыми находящиеся в таком состоянии тоже часто пренебрегают.

Кто не понимает смысла молитвы и не чувствует в ней великой потребности, тот относится к молитве как к трудовой повинности. Такой человек похож на неразумного ребенка, который отворачивается от материнской груди, а также от ее сладкой любви и безопасности в ее объятиях и, естественно, бывает болезненным и несчастным.

Берегись, чтобы не расточить свои многоценные силы на излишние и суетные попечения, не устать телесно, не довести напрасно свой ум до рассеяния, и затем во время молитвы не отдавать Богу свои усталость и зевоту, как Каин, который приносил в жертву худшее (см.: Быт. 4). Естественно, что твое внутреннее состояние будет тогда состоянием Каина - с такой же тяжестью на душе и воздыханиями из-за лукавого, который будет рядом с тобой.

Кто без уважительной причины оставляет свои молитву и духовные обязанности и постоянно работает (строит пирамиды для фараона), тот удаляется от Бога, дичает и постоянно жестоко пинает своими безчинствами своего ангела-хранителя, пока не изгонит его, и тогда управлять им начинает лукавый, который сразу же делает следующие изменения: во-первых, отменяет монашеские четки и заменяет их на четки мирские (в Греции миряне иногда носят небольшие четки не для молитвы, а для развлечения или "успокоения нервов"; старец имеет здесь в виду, что враг заставляет человека оставить молитву по четкам - ред.); во-вторых, совершенно упраздняет духовное чтение и заменяет его мирскими журналами и газетами. Лукавый в конце концов овладевает им, и он внутренне страдает и ищет увеселений, как было с Саулом, когда тот удалился от Бога и в него вселился бес (см. Первую книгу Царств).

Духовное чтение очень согревает душу и рассеивает дневные заботы, и тогда душа освобождается и переносится в сродную ей духовную божественную атмосферу и ум сосредоточивается.

Следи за тем, чтобы не попросить в своей молитве созерцания нетварного света, ангелов или иных видений. Смиренно подвизайся, немного потерпи и в иной жизни узришь все тайны Божий, а в этой будешь идти безопасной дорогой. Некоторые просили о том, чтобы увидеть нетварный свет и ангелов, и тогда появлялись бесы в ложной светлой одежде с ложным светом, забирали их, чтобы якобы вознести к Богу, и низвергали их в ад.

Если демоны не нападают на тебя, не думай, что ты уже достиг такой меры, что они тебя боятся, но знай, что Благий Бог защищает тебя (потому что ты духовно бессилен), как маленького цыпленка от ястребов.

Если ты постоянно чувствуешь в душе великую радость, пусть помысел не говорит тебе, что ты уже достиг высокой меры, но знай, что все твои страсти живы в тебе и Благий Бог по великой Своей доброте посылает тебе божественное утешение, потому что ты страдаешь ради Его любви и лишен человеческого утешения в пустыне.

Опять же, если ты вначале испытываешь сильную брань, это не только не должно приводить тебя в отчаяние, но, наоборот, ты должен знать, что враг со своим тысячелетним опытом понял, что ты скоро преуспеешь, и потому приходит, чтобы вызвать у тебя панику с помощью угроз, мечтаний во время сна и в состоянии бодрствования, устрашить тебя и вынудить оставить твои подвиги. Если ты ответишь презрением на его угрозы и вверишь себя Богу, он отступит, однако вскоре после этого приблизится к тебе с правой стороны, уже как друг, и поможет подвизаться еще больше, а затем предложит пососать, как карамельки, гордые помыслы. И если ты не выплюнешь их, но начнешь сосать (думая, что ты почти святой, а затем - что ты святой), тогда он будет тут как тут со своим телевизором, явлениями в виде святого, ангела и так далее, пока не сведет тебя с ума или не сбросит в пропасть - упаси Бог!

Следи также за тем, чтобы не попытаться самому оценить свое духовное состояние по количеству своих подвигов, четок, поклонов и т.д. Испрашивай со смирением милости Божией и спасения сначала для всех людей, а затем какой-нибудь уголок в раю для себя, грешного, и то лишь для того, чтобы Христос не огорчался тем, что ты попал в ад.

Если ты любишь себя больше, чем других людей, знай, что не живешь духом Христовым. Если видишь в себе больше способностей, чем у других, и хвалишься ими, то, даже если ты поистине их имеешь, знай, что ты поистине очень несправедлив (несправедливо относишься к Богу) и очень неблагодарен, потому что не воздал за них благодарности Богу.

Если ты чувствуешь успокоение в красивых местах, где много зелени и тому подобного, и не находишь себе покоя в своей келлии, знай, что в тебе еще живет мир со всеми мирскими страстями. Однако полезно выходить из келлии для духовных занятий и для труда, потому что труд приносит двойное здоровье, душевное и телесное, если совершается с рассуждением.

Большое количество работы и множество попечений очень обмирщают монаха, так что он живет уже, как мирянин, с тяжестью и мирским беспокойством в душе. Говоря кратко, он еще в этой жизни испытывает отчасти адские мучения из-за постоянных беспокойств, несчастий и т.д.

Всегда имей терпение, потому что оно является наилучшим лекарством, которое исцеляет от многолетних искушений, ибо многие искушения прекращаются только при терпении (с течением времени), как и снег со льдом исчезают, только когда мы с терпением дожидаемся весны, которая растапливает их солнечными лучами. Льды и снега не тают при унынии, но только при терпении.

Надежда на Бога является наилучшей страховкой для человека. Самоуверенность является нашим наибольшим и наихудшим врагом, который безжалостно и неожиданно нас разоряет и оставляет в несчастном положении под открытым небом.

Не подвизайся безрассудно, подобно бурному потоку, чтобы не утекли сразу все твои силы, но с ревностью и рассуждением (тем более если ты ревностный от природы), чтобы враг не вызвал у тебя в душе тяжести оттого, что ты безрассудно будешь понуждать себя к подвигам выше сил.

Если у тебя несколько суровый характер, опять-таки не понуждай себя безрассудно, чтобы не начать брыкаться и чтобы враг не возобладал тобой через духовную дерзость по отношению к божественному и совершенное безразличие.

Смягчи, насколько можешь, свое суровое сердце рядом с уязвленными душами, чтобы оно стало чувствительным и смиренным, и испрашивай со смирением милости Божией, и она скоро придет.

Тот, кто не верит в Бога и не просит у Него милости в своих испытаниях, всегда остается беспомощным, безутешным и мучится в этой жизни (потому что в таком случае его жизнь не имеет смысла), а также осуждает себя на вечные мучения. Однако тот, кто верит в Бога, никогда не почувствует горечи испытаний (достаточно ему этого захотеть), если горечь испытаний, которые приходят к нему, принесет к Сладчайшему Иисусу, Который превратит ее в сладкий : сироп и ему поможет.

Самым лучшим лекарством от самых больших наших несчастий является еще большее несчастье другого человека - достаточно лишь приблизить его к нашему собственному, чтобы увидеть существенную разницу между ними и великую любовь к нам, которую показал Бог, попустив для нас небольшое испытание. Тогда мы возблагодарим Бога и почувствуем сострадание к своему ближнему, который так много терпит, а также сотворим сердечную молитву, чтобы Бог помог ему. И Бог увенчает его, если он не будет роптать, но будет с радостью терпеть и просить еще больших испытаний, чтобы искупить свои грехи или таким образом стать причастником страданий своего Господа для выражения Ему своей благодарности.

Блажен тот, кто может таким способом гнаться по пятам за страшным диаволом, который собирает тогда своих бесов и превращается вместе с ними в черный дым, потому что попали в его слабое место.

Благий Бог да просветит и да укрепит весь Свой мир, чтобы он бил по этому слабому месту беса и тот уже не приходил бы к нам из ада (и исполнял там свою епитимию и покаялся, если это возможно) и оставил создания Божий в покое, чтобы мы избавлялись от грехов, а не умножали их.

Молитесь и обо мне, немощном создании Божием, ибо "от многих моих грехов немоществует тело, немоществует и душа моя..." (Канон молебный ко Пресвятой Богородице, богородичен по каноне. - Ред.). Надеюсь на Бога, что вашими молитвами удостоюсь доброго покаяния.

С любовью о Христе
ваш брат монах Паисий.

© Старец Паисий Святогорец. Письма. Перевод на русский язык Сергея Говоруна. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2001.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение