страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Святитель Григорий Палама
Омилия XII [1]. В Неделю четвертую Святыя Четыредесятницы, заключающая изложение чтомого в тот день Евангелия; в ней же говорится и о радении относительно внутренних помыслов

Часто и особенно в эти священные дни, говоря вашей любви о посте и молитве, я, однако, до сих пор не изложил вашему благочестивому слуху и вашим душам: какими дарами бывают почтены ревнители их, и каких великих благ ходатаями являются пост и молитва для совершающих их. Что же это? - О, это - великое! И можно сказать - наибольшее из всего. Ибо сверх прочего, пост и молитва могут дать власть на лукавых духов так, чтобы изгонять и отгонять их и освобождать одержимых ими от приносимого ими вреда. Ибо когда Ученики говорили Господу относительно немого и глухого беса: "почему мы не могли изгнать его", - на это Господь сказал им: "Сей род изгоняется только молитвою и постом" (Мф.17:19,20 и пар.). И быть может по этой-то причине, после молитвы на горе и во время явления ее божественного осияния, спустившись немедленно, Он приходит на то место, где был одержимый тем бесом. Потому что, взяв избранных Учеников, говорится, Он взошел на гору помолиться, и просиял, как солнце; и, вот, явились Ему собеседующими Моисей и Илия, - которые, пожалуй, из всех людей наибольше подвизались в молитве и посте, - Явившему, чрез присутствие их во время Его молитвы, созвучие и солидарность между молитвой и постом, так что пост как бы беседует с молитвой, которая, в свою очередь, беседует с Господом. Ибо если кровь умученного Авеля вопиет ко Господу, как Он Сам говорит Каину, как мы узнаем чрез Моисея, то, конечно, и части тела и все члены, выстрадавшие в посте, возопиют ко Господу, и в соответствии с молитвой постящиеся и как бы со-молившиеся, справедливо сделают ее (молитву) более благоприятной и придадут должную оценку добровольно воспринятому подвигу поста. Итак, после того, как помолился и божественным образом просиял, спустившись с горы, Господь идет к народу и к Ученикам, к которым был приведен оный одержимый бесом, дабы Христос, как на горе показал оную присущую посту и молитве награду, не только великую, но и больше, чем великую, ибо Он показал, что награда за них - божественное осияние, - так и спустившись вниз, Он к тому же показал бы, что награда за них выражается также и во власти над бесами. Но поскольку в настоящий воскресный день в церквах обычай читать относящееся к сему чуду, то, давайте пройдем от начала все возвещенное евангельское повествование о сем.

Итак, говорится, что когда Иисус пришел к Ученикам и к народу, бывшему в то время с ними, и спросил о чем у них речь, тогда некто из народа, в ответ, сказал Ему: "Учителю, приведох сына моего к Тебе, имуща духа нема: и идеже колиждо имет его, разбивает его, и пены тещит, и скрежещет зубы своими и оцепеневает". Почему же он испускал пену и скрежетал зубами и оцепеневал? - Потому что у одержимых бесом сначала и больше иных частей тела подвергается бедствию мозг, ибо этот психический центр бес использует, как некий плацдарм, откуда уже, как бы из некой крепости, он угнетает все тело; а когда бедствует мозг, тогда на нервах и на суставах тела выделяется некий воспалительный процесс, препятствующий нормальной функции, исходящей из психического центра; и на основании этого происходят смятение и разбитость и бессознательные движения всеми управляемыми волею частями тела, и особенно челюстями, как наиболее близкими к первично пострадавшей части (т.е. - к мозгу). Вследствие же большой выделяемости влаги, стекающейся к устам чрез каналы и по причине близости к мозгу и когда усиленное дыхание не может правильно происходить по причине нарушенности правильности функций органов, у несчастных появляется пена на устах. Поэтому-то тот бесноватый испускал пену и скрежетал зубами, страшно ударяющимися друг о друга в безумном возбуждении. Оцепеневает, сохнет же он после сего по причине тяжкого бесовского вреда: ибо как вследствие действия солнечных лучей создающиеся пары, затем, если эта теплота увеличивается, ею же, наконец, и уничтожаются, рассеявшись, так происходит и от вреда от беса: издаваемая влага внутренностей, немного затем, когда это вредное бесовское действие увеличивается, израсходуется, как и вообще свойственная телу влага, и сей бесноватый, в результат этого, сохнет т.е. оцепеневает.

Говоря Господу, отец бесноватого присовокупил, что он сказал Ученикам, чтобы они изгнали беса, и они не смогли этого сделать. Господь же, не только к нему, но и ко всем обращаясь, говорит: "О роде неверный! Доколе буду с вами, доколе терплю вам?" Мне представляется, что на том основании, что Ученики не смогли изгнать беса, присутствовавшие тогда иудеи, взяли это за повод для не малой хулы; ибо, если и при совершавшихся чудесах, они не переставали хулить, воображаю, чего только они не говорили, когда у них был повод. Посему Господь, видя их ропот, всецело опровергает и постыжает их не только более резкими словами, но - и делами и словами полными человеколюбия. Ибо говоря так, Он присовокупил: "Приведите Ми его семо", и "приведоша". И когда бес увидел Господа, он сотряс того человека, так что он упал на землю и валялся, испуская пену; ибо бесу было допущено показать явным свое зло. Господь же спросил отца мальчика: "Колико лет есть, отнелиже сие бысть ему?" Господь ставит такой вопрос из человеколюбия, приводя его к вере и чрез веру к молитве. Ибо этот человек до такой степени был далек от веры, что даже и не молил о спасении сына. Посему и Учеников он, отнюдь, не молил, - ибо говорится, что он сказал: "Рех им, да изженут его"; не припадал к ногам, не молил, не просил. Но видно, что и Господа он отнюдь не просит. Посему Господь, милостиво оставив лежать отрока его перед собою, Сам говорит с ним, вопрошая о времени болезни и вместе побуждая его к просьбе. И он отвечает: "Издетска. И многажды во огнь вверже его, и в воды, да погубит его", и прибавляет: "Но аще что можеши, помози нам, милосердовав о нас".

Видите ли: как велико неверие сего человека? - Ибо говоря: "Аще можеши", конечно, он показал этим, что не верит, что Он может. Господь же сказал в ответ на это: "Еже аще что можеши веровати, вся возможна верующему". Говорит же Он это не потому, что не знает о его неверии, но для того чтобы постепенно привести его к вере и вместе с тем показывает, что именно это его неверие и было причиной тому, что Ученики не могли изгнать беса. Внимательно исследуй, что повествует Евангелист: он не говорит, что Господь сказал отцу отрока: "Аще можеши веровати" в том смысле, будто бы Господь всегда требовал, чтобы у тех, которые добивались исцеления, было наличие веры; но Он сказал это в данном случае потому, что будучи Владыкою и Хранителем душ, Он имел заботу и их исцелить посредством веры. Отец же оного отрока, как только услышал, что за его верою последует исцеление его сына, со слезами сказал: "Верую Господи, помози моему неверию". Видите ли: прекрасное преуспеяние нрава сего человека? - Он не только уверовал в возможность исцеления отрока, но и - в то, что если Господь захочет, Он может превозмочь и его неверие. И в то время, как при словах сих, сбежался народ, Господь, говорится, запретил нечистому духу, говоря ему: "Душе немый и глухий, Аз ти повелеваю: изыди из него, и ктому не вниди в него".

Видится, что этот бес был крайне трудный и крайне дерзкий, ибо сила запрещения и повеление больше не входить, указывает на ту крайнюю дерзость сего беса; ибо если бы не было сего повеления, он и будучи изгнан, вернулся бы. Он прочно овладел сим человеком и крепко цеплялся за него и был глухим и немым, и так как человеческое естество не могло удовлетворить чрезмерности его бешенства, то посему оно и было доведено почти до полного бесчувствия. И после сего "возопив", говорится, "и много пружався, изыде: и бысть яко мертв, якоже мнозем глаголати, яко умре". То, что налицо был, крик, не противоречит тому, что бес был немым: ибо понятие речи является проявлением чего-то умопостигаемого, между тем как крик, это нечленораздельный звук; допускается же бесу до такой степени сотрясти сего человека и довести его как бы до состояния омертвения, чтобы явным стало все его зло. Господь же, взяв за руку сего человека, поднял его и поставил, показывая этим, что Он обладает многоразличным образом действия: взять за руку - это было проявлением тварного, свойственного нам, действия; но воздвигнуть его исцеленным от бедствия, это было проявлением не тварного, но божественного и живоначального действия (энергии). Когда же Ученики после наедине спросили Его: "Почто мы не возмогохом изгнати его", Он им сказал, что сей бес: "ничимже может изыти, токмо молитвою и постом". Вот, некоторые говорят, что такая молитва и пост должны были быть со стороны страждущего. Но на самом деле дело обстоит иначе. Ибо как бы мог молиться или с пользой для себя постить находящийся под действием злого духа, и то такого сильного, будучи инструментом его и одержим им? Представляется же, что этот столь страшный бес, был бесом разнузданности, который, именно, то бросает в огонь захваченного им, - ибо таковыми являются беспорядочные и безумные любовные страсти, - то погружает его в воду, вследствие обжорства и неумеренных и частых пирушек и попоек. Ибо в людях такого рода обитает сей глухой и немой бес; потому что подверженный внушениям беса такого рода, не легко допускается к слышанию или говорению божественных предметов. Но что касается того, кто не одержим злым духом, хотя и подвергается его внушениям, тот когда возникнет к обращению, - ибо он еще сохраняет власть над собою, - должен молиться и постить, дабы чрез пост обуздать тело и удержать его восстание, чрез молитву же обездействовать и усыпить предрасположения и возбуждающие страсти помыслы, и таким образом, он одержит верх над страстями, в молитве отгоняя сатанинский приступ и издевательство его. Но когда кто не только подвержен диавольскому внушению, но бывает и одержим им и терпит страдания, которые люди не в силах вылечить, ни сам он не может что сделать для своего выздоровления, тогда то самое, что он бы сам сделал, если бы имел свободный ум, это совершаемое ради него со стороны свободных, лучше же сказать, - одухотворенных Божественным Духом людей, в величайшей степени будет содействовать для изгнания беса.

Но с нас, отнюдь, не требуется, чтобы мы обладали силой изгонять бесов, а если бы и могли изгонять, нет нам от этого никакой пользы, если при этом мы ведем небрежный образ жизни. Ибо говорит Христос: "Мнози рекут Мне во он день: Господи, не в Твое ли имя пророчествовали, и Твоим именем бесы изгонихом? - И тогда исповем им, яко николиже знах вас: отъидите от Мене делающии беззаконие" (Мф.7:22,23). Итак, гораздо полезнее изгонять из души страсть блуда, гнева, ненависти и надменности, нежели - изгонять бесов. Ибо не довлеет самое лишь отстранение от плотских грехов, но долженствует очистить также и внутреннюю, скрытую деятельность души. Ибо из сердца нашего исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимства и прочее; а это есть то, что движет человека. И - "иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем" (Мф.5:28); ибо хотя тело и бездейственно, но было допущено греху мысленно совершиться. Но когда душа внутри чрез молитву и трезвение, и памятствование о смерти, и печаль по Бозе, и плач - отвергает прилог лукавого, тогда и тело совоспринимает освящение, становясь бездейственным на зло. И это - именно то, что говорит Господь: что не тот, кто со вне очистил чашу, тот и извнутри ее очистил, но делайте внутреннюю сторону чаши чистой, и тогда она вся будет чистой. Потому что, если ты приложишь тщание, дабы внутреннее твое делание было по Богу, тогда ты победишь страсти, приходящие со вне. Ибо если корень свят, святы и ветви; и если свята закваска, то свято и тесто. Ибо Павел говорит: "Духом ходите, и похоти плотския не совершайте" (Гал.5:16).

Посему и иудейское обрезание Христос не разрушил, а исполнил. Ибо Сам Он говорит: "Не приидох разорити закон, но исполнити" (Мф.5:17). Каким образом исполнил его? - Закон был печатью и обозначением и символическим учением обрезания в сердце злых помыслов, о чем иудеи не имели тщания и за это самое были упрекаемы Пророками, как не обрезанные сердцем, и возненавидены от Взирающего в сердце, и окончательно стали отвергнуты. "Яко человек зрит на лице, Бог же зрит на сердце" (1Цар.16:7). И если оно преисполнено нечистых и лукавых мыслей, то такой человек становится достойным того, чтобы Бог от него отвратился. Посему, опять же, Апостол увещевает нас, чтобы мы без гнева и сомнения совершали молитвы. Уча же нас, чтобы мы имели тщание об оном духовном обрезании сердца, Господь ублажает чистых сердцем и нищих духом и возвещает, что наградой за сию чистоту будет видение Бога; нищим же духом обещает Царство Небесное. Нищими же Он называет живущих в нужде и убожестве; но не просто всех людей такого рода. Он ублажает, но именно тех, которые нищи духом, т.е., тех, которые по внутреннему и сердечному смирению и благому произволению таким образом распорядились всем внешним, что проводят жизнь в убожестве. Запрещает же Он не только убийство, но и гнев, и заповедует от сердца прощать провинившимся в отношении нас, и не приемлет принесенных Ему от нас даров, если сначала мы не примиримся и не оставим гнев.

Так и в отношении плотских страстей: ибо и самое воззрение по любопытству и проистекающее оттуда вожделение в сердце, Он осуждает, как прелюбодеяние. И охватив все в более общей сложности, говорит: "Аще свет иже в тебе", - т.е. ум и рассудительность, - "тьма есть" - когда управляющее исполнено мрака, - "то тьма кольми!" (Мф.6:23), т.е. тело и чувства, которые сами по себе не обладают разумным светом, рождающим истину и бесстрастие. Если же свет, который в тебе, будет чистым, когда плотские помыслы не омрачают, тогда душою ты станешь всецело лучезарным, как когда светильник озаряет тебя светом. Таковым, вот, является духовное обрезание сердца, которым Господь исполнил сущее по закону плотское обрезание, которое было дано иудеям в знамение оного духовного и приводящее к нему; для не проявивших же тщания приобрести оное (духовное обрезание), плотское их обрезание стало, как говорит Павел, необрезанием (т.е. уравняло их с язычниками, А.А.), и они отчуждили себя от невзирающего на лицо Бога, т.е. взирающего не на явное плотское оправдание, но на сердце, т.е. на невидимые и сущие внутри нас движения мыслей.

Посему приложим и мы старания, братие, молю, и очистим наши сердца от всякой скверны, дабы не слиться нам с оными осужденными. Ибо если изреченный чрез Моисея закон был твердым, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, то как мы избежим, вознерадевши о нашем спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святаго (Евр.2:2-4). Итак, будем бояться Испытывающего сердца и сокровенные мысли; умилостивим Господа отомщений; сделаем, чтобы обитали в нас мир, святость, молитва в сокрушении, без которых никто не узрит Господа; горячо возжелаем в полной уверенности веры - оное обетованное для чистых сердцем видение Бога; и сделаем все, чтобы получить нам это, с которым идет рука об руку вечная жизнь, чистая, подлинная прекрасность, неиждиваемое богатство, неизменное и нескончаемое наслаждение и слава и царство, которые да будет всем нам получить в Самом Царе веков Христе, Которому Единому подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, в нескончаемые веки. Аминь.

Примечания:
1. Migne. Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca. Tomus 151: Homilia XII: colonna 145-157. In Evangelium quartae in sacra Quadragessima Dominicae, et in necessitatem suis invigilandi cogitationibus.

Беседы (омилии) святителя Григория Паламы. Часть 1. - М.: Паломник, 1993 // Беседы (омилии) святителя Григория Паламы. Перевел с Греческого языка Архимандрит Амвросий (Погодин). - Издание Братства преп. Иова Почаевского. Монреаль, 1965, сс. 121-128.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение