страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Святитель Епифаний, епископ Кипрский
О Павле Самосатском, сорок пятой, а по общему порядку шестьдесят пятой ереси

1. Павел, называемый Самосатским, появился и следует за Новатом и Оригеном, впоследствии причисленный к еретикам за то, что он возмечтал о себе высоко, восстал против истины тщеславным своим пустословием и мыслью, поколебленной диаволом. Его, должно оплакивать, как по истине завистью диавола отпадшего и падшего с высоты, ибо на нем исполняется сказанное: Рачение злобы помрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив (Прем.4:12). Итак, этот, о котором нам следует говорить в нашем изложении, Павел Самосатский, имя которого вначале мы упомянули и об ереси которого составляем рассказ, был из Самосат - города, находящегося в пределах Месопотамии и Евфрата. В это время, во дни императоров Аврелиана и Проба, он поставляется епископом святой Кафолической Церкви Антиохии. Но, вознесшись умом, отпал от истины и возобновил ересь Артемона, который жил за много лет прежде и сгиб.

Павел говорит, что Бог Отец и Сын и Святой Дух есть единый Бог, а всегда сущее в Боге Слово Его и Дух Его есть, как в сердце человека его собственное слово. Сын Божий не имеет бытия ипостасного, но в Самом Боге, именно как учили и Савелий, Новат, Ноэт и другие. Однако ж этот не одинаково с ними учил, а иначе, чем они. Слово будто бы пришло и вселилось в Иисусе, истинном человеке. И таким образом, говорит он, Бог есть один, и Отец не Отец, и Сын не Сын, и Святой Дух не Святой Дух, но один Бог Отец, а Сын Его в Нем, как слово в человеке. В защиту своей ереси он выставляет на вид свидетельства Писания, именно слова Моисея: Господь Бог твой, Господь един есть (Втор.6:4). Он не говорит согласно с Ноэтом, что Отец пострадал, но говорит, что Слово, пришедши, действовало одно и взошло к Отцу; и много у него нелепого.

2. Посмотрим же, окажутся ли состоятельными слова этого обольщенного. Он говорит, что Христос сказал: Аз во Отце и Отец во Мне (Ин.14:10). И мы сами говорим, что Бог Слово от Отца и с Ним всегда существует, от Него будучи рожден, но не говорим, что Отец существует без Слова ипостасного. Но Слово Отца, Единородный Сын есть Бог Слово, как говорит Христос: Всяк иже исповесть Мя, исповем его и Аз пред Отцем Моим (Мф.10:32). Выражение: Мя пред Отцем Моим - указывает на Отца, ипостасного по естеству. Но последователи Самосатского, искажая иудейство и ничего больше в сравнении с иудеями не имея, должны быть названы вторыми иудеями и самосатянами; они не что иное, как иудеи, и пред ними имеют только преимущество в имени. Ибо, отрицая у Бога Бога Сына Единородного и Слово, они такие же, как и те, которые отверглись Его во время Его пришествия, сделались убийцами Бога и Господа и отрекшимися Бога. Правда, впрочем, что они ни обрезания не имеют, ни суббот не хранят, ни всего другого, как иудеи.

3. Действительно, мы и сами не говорим, что существуют два Бога или Божества, но едино Божество, поскольку не говорим, что два Отца, или два Сына, или два Духа Святых, но Отец и Сын и Святой Дух едино Божество, едино достославимое. А он говорит, что Бог один не потому, что Отец есть источник, но что Бог вообще один, уничтожая этим, насколько ему можно, божественность и ипостасность Сына и Святого Духа, и признавая самого Отца единым Богом, никогда не рождавшим Сына, так что Отец и Сын оба несовершенны: Отец не рождает Сына, и Слово Бога живого и истинной премудрости бесплодно. Они думают, что Слово таково же, каково оно в сердце, и что мудрость такова же, как в душе человека, какую имеет каждый, стяжавший от Бога разумение. Поэтому они говорят, что Бог вместе со Словом есть одно Лицо, как человек один и его слово, ничего, как я сказал, не думая более иудеев, слепотствуя ввиду истины и глухие к Божию слову и к проповеди о жизни вечной. Они не стыдятся истинного слова Евангельского, которое говорит: В начале бе Слово и Слово бе к Богу и Бог бе Слово. Вся Тем быша и без Него ничтоже бысть, еже бысть (1Ин.1:1,3). Ибо если в начале бе Слово и Слово бе к Богу, то, значит, оно существует не по произношению только, но по ипостаси. И если Слово бе у Бога, то уже не Слово Тот, у Которого оно было, потому что Тот, у Которого оно было, не есть Слово. Если Он имеет Бога Слово в сердце, и притом нерожденное, то что значит речение: бе - и что Бог бе Слово?! Ибо слово человеческое не есть человек у человека; оно не живет, не существует лично, а есть только движение сердца живущего и самостоятельно существующего, не не личное существо. Ибо вместе с тем, как произносится, тотчас уже его нет, но говорящий пребывает: Слово же Божие, как говорит Святой Дух устами пророка, Слово Твое во век пребывает (Пс.118:89). Согласно с этим говорит и евангелист, исповедуя Бога явившегося и пришедшего, но не присовокупляя Отца к воплощению Слова, ибо говорит: Слово плоть бысть и вселися в ны (Ин.1:14), а не сказал "Слово и Отец плоть бысть". И еще говорит: В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово, а не сказал: "В Боге было Слово".

4. И, чтобы некоторые не стали злонамеренно думать, ясные и живые выражения превращая на зло себе и ко вреду (ибо в разнообразных видах открывается, что прилежит сердце человека прилежно на злая от юности (Быт.8:21)), и не начали говорить: "Евангелист не сказал: "В Боге бе Слово", как и ты говоришь, "Но Слово бе у Бога", значит, Слово не есть из ипостаси Отца, но Слово вне Бога" - для того истина обращает их вспять, руководя на правый путь сынов своих и изобличая мысли, от пути ее заблуждающие, и сам Единородный говорит: Аз от Отца изыдох и гряду (Ин.16:28), Аз во Отце и Отец во мне (14:10). Глаголавший во пророцех о Сыне, не имея в себе ничего телесного, но, имея словеса духовные, снисходя к немощи человечества для осязательности представления о Сыне, обращается к тому, что бывает с нами, чтобы изобразить, что от Него истинно родился Бог от Бога, Бог истинный от Бога истинного, не вне существующий, но от его существа, и говорит у Давида следующие слова: Из чрева прежде денницы родих тя (Пс.109:3), как перевели семьдесят. А другие переводчики, например Акила: "От чрева утреневавшего тебе роса юношества твоего". Симмах: "Как в утро росы юность твоя". Феодотион: "Из чрева от ранней юности твоей". Пятое же издание: "Из чрева от утра тебе роса в юности твоей". Шестое издание: "От чрева будут искать тебя роса юношества твоего". А в еврейском: Them messaar lactal ieledeceu, что ясно и несомненно значит: Из чрева прежде денницы родит тя. Ибо слово mhrem значит из чрева; messaar же - что раньше всего, что прежде денницы; lactal - и прежде росы, дитя; ieledeceu значит родих тя. Это для того, чтобы ты из этого слова познал, что ипостасный Бог Слово рожден от Отца по естеству, безначально и довременно - прежде, чем что-либо было. Ибо не звезду утреннюю исключительно разумел здесь под именем звезды, хотя много звезд произошло в четвертый день, а также солнце и луна, но еще прежде произошли деревья и плоды, твердь, земля и небо, и вместе с ними произошли ангелы. Ибо если бы не вместе с небом и землею были сотворены и ангелы, то не сказал бы Бог Иову: Егда сотворены быша звезды, восхвалиша мя гласом вси Ангели мои (Иов.38:7). Итак, слова прежде денницы поставлены для того, чтобы ими выразить: прежде бытия чего-либо и сотворения. Ибо Слово всегда было с Отцом, так как вся тем быша и без него ничто же бысть (Ин.1:3).

5. А может быть, скажет кто-либо: Ты доказал, что ангелы существуют прежде звезд, между тем говоришь, что они произошли в одно время с небом и землею. Почему ты сделал такое показание - скажи нам. Вообще, не прежде ли неба и земли они произошли? Ибо нигде Писание ясно не обозначает времени сотворения ангелов. Доказал ты хорошо, что они существуют прежде звезд. Ибо если бы их не было, то как бы они восхваляли Бога при сотворении звезд? А мы всякое решение вопроса можем высказывать не от собственных соображений, но на основании Писания. Ибо Слово Божие ясно дает знать, что и не после звезд произошли ангелы и не прежде неба и земли, так как очевидно непреложно сказанное, что прежде неба и земли не было ничего сотворенного, что в начале сотвори Бог небо и землю (Быт.1:1), когда было начало творения и прежде того не было ничего сотворенного.

Итак, находящееся в человеке слово не может, как я прежде сказал, быть названо человеком, но словом человека. Если же Слово Божие есть Бог, то Оно не есть неипостасное слово, но ипостасный Бог Слово, от Бога рожденное безначально и довременно, ибо слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу его, славу яко единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины. Иоанн свидетельствует о Нем, и воззва глаголя: сей бе, его же рех, иже по мне грядый, предо мною бысть, яко первее мене бе (Ин.1:14-15). Он пришел в мир, да спасется им мир (3:17). В мире бе и мир тем бысть, и мир его не позна (1:10). Видишь ли Единородное Слово? Видишь ли, что полным [благодати истины] Оно является в мире между людьми и имеет полную славу Единородного от Отца? Не так, как бы Отец был Словом; не так как бы Отец явился соединенным со Словом, как человек является вместе со своим словом, и слово его не может явиться, если не будет в вещающего слово. Итак, чему я поверю? С чем соглашусь? От кого получу жизнь в учении? От святых ли и духоносных евангелистов, сказавших о Слове, посланном от Отца, или от этих последователей Павла Самосатского, которые говорят, что Бог вместе со Словом и Слово вместе с Богом, которые утверждают, что у Отца со Словом и у Слова с Отцом одно лицо? Если же одно лицо, то, таким образом, один посылает, а другой посылается? Ибо пошлешь, говорит пророк, слово и истает я: дхнет дух его, и потекут воды (Пс.147:7). И еще: Аз изыдох от Отца и гряду (Ин.16:28); и: Аз живу и живет во мне пославший меня Отец (6:5,7). Каким же образом посланный посылается и является во плоти? Ибо Бога никто же виде нигде же Единородный Бог сый в лони Отчи, той исповеда (Ин.1:18). Говорит: Единородный Бог, ибо Слово рождено от Отца, а Отец не рожден, поэтому Единородный есть Сын.

6. Божественное ведение восхотело проповедать истину свою по своему предведению для охранения наших душ; поскольку оно знало безумие Самосатского, и зломыслие Ариан, и злодеяние Аномеев, и падение Манихеев, и злоухищрение прочих ересей, то поэтому божественное слово и охраняет нас относительно каждого речения, Отца не называет оно единородным. Ибо каким образом единороден нерожденный? А Сына называет единородным, дабы Сын не был сочтен за Отца и дабы Бог Слово не был уподоблен слову в сердце человека. Ибо если называется словом, то называется для того, чтобы не подумал кто-либо, будто Он чужд сущности Бога Отца; и Слово не есть безличное, но ипостасное, потому что оно единородный исполнь благодати и истины. Видишь ли, сколь многое служит к утверждению нашей жизни? Поэтому слова: Бога никто же виде нигде же - имеют целью означить невидимость Отца и божества Его и подтвердить собственное божество Сына, являющееся во плоти.

Сколько же еще и кроме этого в подкрепление нам можно собрать и представить против безумия Самосатского? Если Сын был в Отце, как слово в сердце человека, то как Он явился вещающим От Своего лица? Во время беседы со своими учениками, Он говорит: Видевый Мене, виде Отца (Ин.14:9). Не сказал: "Я Отец", но слово мене означает: во Отце. И не сказал: "Я - он", но: Аз приидох во имя Отца Моего (5:43). И: Он есть свидетельствуяй о Мне (5:32-37). И еще говорит о Духе Святом: Иного утешителя послю вам (14:16-15,26). Смотри, как употребляет слова: послет, иного, аз, дабы показать, что Отец имеет личное бытие и Дух Святой имеет личное бытие. Он Мя прославит, говорит о Святом Духе, яко от Моего приимет (16:14). И о каком Духе говорит? Иже от Отца исходит, и от Моего приимет. Кроме того, говорит: Двоих человеков свидетельство станет, и Аз свидетельствую о Мне, и свидетельствует о Мне пославый Мя Отец (8:14,17,18). А сколько еще других свидетельств и кроме этих? Вот Он говорит: Исповедаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцем. Ей Отче, яко тако бысть благоволение пред тобою. Вся мне предана суть Отцем Моим, и никтоже знает Сына токмо Отец; ни Отца кто знает токмо Сын, и ему же аще Сын откроет (Мф.11:25-27) Слова: Открыл еси младенцем и вся мне предана суть Отцем Моим - сказал для того, чтобы пресечь вымышленную чуждую речь их.

7. Но посмотри, что диавол, всегдашний противник рода человеческого, породил в них, так что они говорят по диавольскому внушению. Против этого защищают себя эти служители ереси иудейской, устыждаемые ясным руководственным учением Божественных Евангелий, чтобы не показаться им совершенно противодействующими истинному разумению Евангелия. Они говорят, что Иисус был человек и Его вдохновило Слово свыше. И, что говорит Он о Себе, то говорит как человек. Ибо Отец вместе с Сыном - Один Бог, а человек обнаруживает собственное лицо в том, что Он от нижних (Ин.8:23). И, таким образом, образуются вполне два лица. Но как же человек может быть Богом, о глупейший из всех людей и отчуждившийся умом от небесного разумения?! Как может быть по-твоему простым человеком тот, который говорит: Видевый Мене виде Отца?! (Ин.14:9) Ибо если человек таков же, как Отец, то Отец нисколько не отличается от человека. Если же Бог Слово, совершенный, как человек, есть вместе совершенный Бог свыше, от Отца рожденный, то Он справедливо и ясно вещает о себе, говоря: Видевый Мене виде Отца, как и Иудеи говорят о Нем. Ибо говорит: Искаху убити Его не только за то, что он это делал, но и за то, что называл себя Сыном Божиим, говоря, что Он равен Богу (Ин.5:18). И еще, говоря: Видевый Мене виде Отца, Он называет Отца Богом, равным себе. А человек не равен Богу и не таков как Бог, но таков воистинну рожденный от Бога Отца, Бог Сын Единородный, ибо Павел говорит о нем: Иже во образе Божии сый не восхищением непщева быти равен Богу, но себе умалил, зрак раба приим (Флм.2:6). Был во образе, сказано о Нем, как о Боге, а зрак раба называет принятым отвне, и не сказал, что он когда-либо принадлежал ему. Часто, впрочем, и по-человечески беседует Спаситель наш и Господь Иисус Христос, Бог Слово, и часто сообразно с человеческими ощущениями вещает, но не тогда, когда говорит: Изыдох от Отца Моего и гряду (ибо это не может быть сказано со стороны человеческой природы), а тогда, когда справедливо свидетельствует, говоря: Аще Аз свидетельствую о Мне, свидетельство мое несть истинно (Ин.5:31), дабы показать свое вочеловечение. Напротив, со стороны Божества говорит: Аще Аз свидетельствую о себе, истинно есть свидетельство мое (8:14), чтобы показать истинное Божество и истинное вочеловечение.

8. Итак, не два Бога, потому что не два Отца, и ипостась Слова не уничтожается, потому что нет никакого примешения божества Сына к Отцу. Сын не иного существа с Отцом, но единосущен Отцу. Он не может быть иного существа с родившим, Он и не тождесущен, но единосущен. Но опять мы не говорим, что Он не один и тот же по существу с Отцом. Ибо по божеству и по существу Сын тот же с Отцом а не иной сравнительно с Отцом, и не от иной ипостаси, но точно Сын Отца по существу, и по ипостаси, и по истине. Но Отец не есть Сын, и Сын не есть Отец, но Сын, истинно от Отца рожденный. Поэтому и не два Бога, и не два Сына, и не два Духа Святых, но едино Божество Троица единосущная, Отец, Сын и Святой Дух. Когда ты скажешь: Единосущная, это не означает смешения. Ибо единосущное не означает одного, и не разделяет существа истинного Сына относительно Отца, и не отчуждает ипостась для сохранения единосущия. Ибо не два начала проповедует Божественное Слово, но одно начало. Соберутся, говорит, дом Иудин и дом Израилев и поставят себе власть едину (Ос.1:11). Итак, проповедующий два начала проповедует двух богов и отрицающий Слово и ипостась Его обнаруживает иудейство. Ибо Маркион допускает два начала, или, лучше, три, противные одно другому. Новые же иудеи, эти самосатяне, уничтожают ипостась Слова, почему и они оказываются Господоубийцами и с отрицанием Бога отрицаются спасения от Господа нашего.

Итак, начало одно и Сын от него точный образ, естеством отображающий своего Отца и сходный с Ним во всех отношениях, потому что Он Бог от Бога, и Сын от Отца, Бог истинный от Бога истинного, и свет от света, едино божество и едино достоинство. Почему и говорит: Сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт.1:26), а не по твоему образу, дабы не было разделения, и не по моему образу, дабы не обнаружить неподобия и неравенства, но по образу нашему; и сказано: Сотворим, дабы Отец не был чужд того, что произошло от Него, ни Единородный не был чужд творчества. Но Отец творит вместе с Сыном, и Сын, имже вся быша, есть Творец вместе с Отцом, и потому, что Сын рожден от Него, Он есть един Бог совершенный, от совершенного Отца, и един совершенный Отец совершенного Сына, имеющего образ Отчего совершенства, образ Бога невидимого, не подобие образа, не образ образа, не несходный, но образ Отца, дабы показать поистине непреложность рождения от безначального и вечного.

Итак, Сын есть образ Отца. Но и цари оттого, что имеют образ, не становятся двумя царями, но один царь со своим образом; один царь, и не то, чтобы какая-либо одна из двух частей была несовершенна, но совершен Отец, совершен Сын, совершен Дух Святой. Ибо Аз во Отце, не как слово в сердце человека, но мы знаем Отца мыслимого вместе с Сыном и Сына, рожденного от Отца. И Слово Божие пришло в человека, не как в жилище; и Слово явилось в нем не после рождения, и потом будто бы опять существует горе в Боге так, как слово в сердце человека. Ибо это свойственно демонскому безумию и имеет признаки совершенно Богоотрицания.

9. Рассуждая, что этого немногого достаточно для опровержения его ереси, ибо не непобедима сила его и не такова, чтобы всякий разумный человек не мог ее опровергнуть, поэтому и корни терний этого еретика отсекши проповедованием истины и рассуждением, и яд, так сказать, потушивши и доказав его вредоносность, мы, призвав на помощь вместе с Сыном Отца, истинно сущего, и Сына, рожденного истинно ипостасным, и Святого Духа Его, Духа ипостасного и спасительного в домостроительстве и в деле воплощения, сокрушивши, говорю, крестом, трофеем над смертью, главу возбудителя этого вопроса новых иудеев, перейдем, возлюбленные, к последующему.

Одна ехидна, так называемая дриина, похожа на этого ересиарха; говорят, что дриина скрывается постоянно в траве или в дубах, почему и называется дрииною (от дуб) оттого, что она любит деревья и, находясь среди опадающих с деревьев листьев, подходит к зеленожелтому цвету листа. Хотя и не столь сильную боль причиняет это животное, но если яд его долго остается в теле, то причиняет смерть. Так и Павел Самосатский и ересь его принимает на себя подобное множество других лжеучений; он облекся во имя Христово, но принял мудрование иудеев; исповедует Христа Словом, но рассуждает о Нем как о не сущем. И во многих случаях он не стыдится выводить себя напоказ. Его мнимое учение, а в сущности, заблуждение, низложивши в подножие Христово и врачебным ножом Евангелия сделав надсечку уязвленным и извлекши яд из них, перейдем, как я сказал выше, к следующему рассуждению.

Восточные отцы и учители Церкви IV века. Том IIIю - М.: Издательство МФТИ, 2000, с. 258-265.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение