страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Послание к Диогнету

1. Вижу, превосходнейший Диогнет, твое сильное желание узнать христианскую веру. Ты весьма определенно и ясно спрашиваешь о христианах; на какого Бога они уповают и какое служение Ему воздают? Что воодушевляет их всех презирать самый мир и пренебрегать смерть? Почему они не всех признают богов, чтимых язычниками и не соблюдают иудейского богопочитания? Откуда у них любовь, которую они питают друг к другу? Почему, наконец, этот новый род и этот образ жизни явились в настоящее время, а не раньше. Одобряю это желание твое и молю Бога, дающего нам способность говорить и слышать, дать мне сказать так, чтобы, услышав меня, ты сделался лучше и не опечалился от того, что я тебе скажу.

2. Когда ты очистишь себя от всех предубеждений, владычествующих над твоим умом, и отвергнешь обольщающие тебя привычки, когда ты обновишься подобно новорожденному, ибо и самое учение, которое ты будешь слушать, даже по твоему признанию, ново; тогда рассуди, не глазами только, но и разумом, из какого вещества и какой формы те, кого вы называете и почитаете богами. Не есть ли один из них каменоподобный тем, которые вы попираете ногами; другой медь, не лучше сосудов, сделанных из нее для вашего употребления; этот - дерево, к тому же сгнившее; тот - серебро, которое требует сторожа, чтобы его не украли; другой - железо, изъеденное ржавчиною или же - глина, которая нисколько не лучше той, что употребляется на изделия для самых низких потребностей. Не сделано ли все это из тленного вещества? Не изготовлено ли посредством железных орудий и огня? Не сделано ли одно каменщиком, а другое медником, то - серебренником, а иное горшечником? Каждое из этих веществ не было ли обработано тем или иным художником, как это и теперь бывает, прежде чем оно, благодаря их искусству, не получило образ богов? Теперешние сосуды из того же вещества не могут ли быть переделаны в изображения богов, если попадут в руки тех художников? И наоборот, боги, которым поклоняются ныне, не могут ли быть переделаны людьми в сосуды, подобные прочим? Не все ли они глухи, слепы, бездушны, без чувств и не способны двигаться? Не все ли они подвержены гниению и порче? Вот что вы называете богами, вот чему служите и чему покланяетесь; и сами вы, конечно, делаетесь подобными им. За то вы и ненавидите христиан, что они не признают этих богов. Но вы, которые их ныне почитаете за богов, не больше ли оказываете к ним пренебрежения, чем христиане? Не больше ли вы смеетесь над ними и оскорбляете их, когда, чтя богов из камня и глины, оставляете их без стражи, а богов из серебра и золота запираете на ночь и приставляете к ним днем сторожей, чтобы их не похитили? Самые почести, которые вы им воздаете, служат больше наказанием для них, если только они чувствуют; если же они лишены чувства, то вы обличаете их в этом, служа им кровью и запахом приносимых жертв. Пусть кто-нибудь из вас испытает это же на себе. Ни один человек не потерпит добровольно такого наказания, потому что имеет чувство и разум; камень терпит это, т.к. он безчувствен, а вы не доказываете чувствительности его. Что христиане не рабствуют таким богам, об этом можно сказать и многое другое; но хотя бы сказанного показалось недостаточным, я все же считаю излишним говорить больше.

3. Теперь, я думаю, ты хочешь услышать, почему христиане не чтут Бога также, как и иудеи. Эти последние, правда, отвергают идолослужение, о котором только что было сказано и почитают Единого Бога, Которого и признают владыкою вселенной; но коль скоро они воздают Ему такое же служение, что и язычники, то погрешают. Ибо язычники, принося жертвы безчувственным и глухим идолам, показывают знак неразумия, тогда как иудеи, думая почтить Бога теми же жертвами, как будто Он имеет в том нужду, показывают скорее свою глупость, чем благочестие. Тот, кто сотворил небо, землю и все что в них, и всем нам подает все необходимое, не может, конечно, иметь нужды ни в чем, что Сам дарует тем, кто думает что-либо дать Ему. И если они, принося богу жертвы крови, курения и всесожжении, думают такими почестями прославить Его и что-либо доставить Тому, Который ни в чем не имеет нужды, то мне кажется, они ничем не различаются от тех, которые оказывают такое же почитание богам безчувственным, не могущим принимать такой чести.

4. Что же касается до чрезмерной разборчивости иудеев в пище, их суеверий в соблюдении субботы, тщеславия своим обрезанием, лицемерия в постах и в новомесячиях, то все это так смешно и не стоит слова, что, как мне кажется, нет нужды тебе узнавать об этом от меня. Ибо из всего того, что Бог сотворил для пользы человека, прилично ли одно принимать, как хорошее, а другое отвергать, как безполезное и излишнее? Не нечестно ли клеветать на Бога, будто Он запрещает в субботу делать что-либо доброе? Не достойно ли также осмеяния гордиться обрезанием, как свидетельством особого избрания, как будто за это они особливо возлюблены Богом? Точно также и то, что они наблюдают течение звезд и луны, чтобы отмечать месяцы и дни, а божественное промышление и смены времен распределяют по своим собственным желаниям, иное обращая в праздники, а другое в дни плача, - кто же не почтет это все скорее признакам безумия, нежели благочестия? Думаю, что тебе ясно теперь, что христиане правильно поступают, удаляясь от всеобщего суеверия и обольщения, как и от иудейской суетной заботливости и тщеславия. Что же касается до их благочестия, то это тайна, научиться которой не надейся от человека.

5. Христиане не отличаются от других людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особых городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия, и ведут жизнь, ничем не отличную от других людей. Только их учение не есть плод мысли или изобретение людей, ищущих новизны. Они не привержены к какому-либо учению человеческому, как другие. Но обитая в эллинских и варварских городах, - где кому досталось, и следуя обычаям тех жителей в одежде, пище и во всем другом, они представляют удивительный и поистине невероятный образ жизни. Живут они в своем отечестве, но как пришельцы; участвуют во всем, как граждане, но все терпят, как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество и всякое отечество - чужая страна. Они вступают в брак, как и все, рождают детей, но только не бросают их. У них общая трапеза, но не общее ложе. Они во плоти, но живут не по плоти. Находятся на земле, но суть граждане небесные. Повинуются постановленным законам, но своею жизнью превосходят самые законы. Они любят всех, но всеми бывают преследуемы. Их не знают, но осуждают. Их умерщвляют, но они животворятся. Они бедны, но всех обогащают. Всего лишены, и во всем изобилуют. Безчестят их, но они тем прославляются. На них клевещут, но они оказываются правыми. Их злословят, а они благословляют; за оскорбления они воздают почтение; они делают добро, но их наказывают, как злодеев; они радуются наказанием, как будто бы им давали жизнь. Иудеи воюют против них, как против иноплеменников. Язычники их преследуют, но враги их не могут сказать, за что их ненавидят.

6. Одним словом: что в теле душа, то в мире христиане. Душа распространена по всем членам тела, как христиане по всем государствам мира. Душа, хотя и обитает в теле, но сама бесплотна; и христиане живут в мире, но не суть от мира. Невидимая душа заключена в видимом теле; так и христиане, находясь в мире, видимы, но богопочтение их остается невидимым. Плоть ненавидит душу и воюет против нее, ничем не будучи ею обижена, потому что душа запрещает ей предаваться удовольствиям. Точно также и мир ненавидит христиан, от которых он не терпит никакой обиды, за то, что они вооружаются против его удовольствий. Душа любит плоть свою и члены, несмотря на то, что они ненавидят ее, и христиане любят тех, кто их ненавидит. Душа заключена в теле, но в сущности она сама содержит тело. Так и христиане, заключенные в мире, как бы в темнице, сами сохраняют мир. Бессмертная душа обитает в смертном жилище; так и христиане обитают, как пришельцы в тленном мире, ожидая нетления на небесах. Душа, претерпевая голод и жажду, становится лучше; и христиане, в своих наказаниях, все больше умножаются с каждым днем. Вот какое славное положение определил им Бог, и от него им нельзя отказаться.

7. Ибо, как я сказал, не земное изобретение предано им, не вымысел кого-либо из смертных они стараются тщательно сохранить, и не распоряжение человеческими тайнами вверено им. Но Сам, поистине Вседержитель и Творец всего, невидимый Бог Сам вселил в людей и напечатлел в их сердцах небесную истину и святое Свое и непостижимое Слово. Он не послал к людям, как это можно было бы предположить, кого-либо из слуг Своих, ангела или начальника, правящего земным или начальствующего небесным, но послал Он Самого Художника и Создателя всего, Которым Он сотворил небеса, Которым заключил море в своих пределах, Которого тайны верно охраняют небесные стихии, от Которого солнце получило определенные меры дневных течений своих, а луна повинуется Его повелению светить ночью, Которому послушны звезды, следуя течению, Которым все устроено, определено и подчинено: небеса и все, что на небесах, земля и все земное, море и все, что в море, огонь, воздух, бездна и все, что в высоте, в глубине и в середине. Вот Кого послал Он к людям! Но не для того, как могла бы предположить человеческая мысль, чтобы показать Свою власть, устрашить и потрясти. Никак! Но Он послал Его с благостью и кротостью. Он послал, как царь, посылающий царского сына, Он послал Бога, как надо было послать к людям, т.е. для спасения, для убеждения, а не для принуждения, т.к. оно не свойственно Богу. Он послал, как призывающий, но не как преследующий; как любящий, но не как судящий. Некогда пошлет Он Его и как судью, и кто стерпит тогда Его пришествие? Не видишь ли ты, что христиан бросают на съедение зверям для того, чтобы они отреклись от Господа, но они остаются непобедимыми? Не видишь ли, что чем большее число их подвергается казням, тем более увеличивается число других? Это не дело человеческое, а сила Божия и доказательство Его пришествия.

8. Кто из людей знал, что такое Бог, прежде пришествия Его Самого? Или ты одобришь пустые и вздорные слова тех, якобы достойных доверия философов, которые называли Богом все то, что ни захотят: одни - огонь, другие - воду или какую-либо из стихий, сотворенных Богом? Но если какое-либо из этих мнений достойно одобрения, то и всякая другая сотворенная вещь может подобным образом быть названа Богом. Но все это - только ложь и обольщение этих обманщиков. Никто из людей не видел и не познал Бога, но Сам Он Себя явил людям. И явил Себя через веру, которой одной только и даровано видеть Бога. В самом деле, Господь и Создатель всего, Бог, Который все сотворил в порядке, показал людям не только свою любовь, но и долготерпение. Таков Он был всегда, таков и есть и будет: милостив, благ, незлобив и истинен. Он один только благ. То великое и неизреченное намерение, которое было в Его мысли, Он сообщил одному только Сыну Своему. Доколе Он держал и сохранял в тайне премудрый совет Свой, казалось, что Он оставил нас, отложив о нас попечение. Но лишь только Он открыл через Своего возлюбленного Сына утаенное от века намерение, Он даровал нам все сразу, т.е. причащаться Его благодеяний, видеть и понимать то, чего никто не ожидал.

9. Итак, все это домостроительство было ведомо Ему вместе с Сыном, но Он попустил нам в прежнее время следовать по собственному нашему произволу безпорядочным страстям, увлекаться удовольствиями и похотьми, но вовсе не потому, что Он увеселялся нашими грехами. Он только терпел это и не благоволил о том неправедной времени, но приготовлял настоящее время праведности, дабы убедившись в прежнее время из собственных наших дел, что мы, недостойные жизни, удостоились теперь ее по благости Божией и, показавши, что мы сами собою не можем войти в царствие Божие, но получили эту возможность от силы Божией. Когда же исполнилась мера нашей неправды и совершенно обнаружилось, что в воздаяние за это следует ожидать наказания и смерти, когда пришло время, в которое Бог по беспредельному человеколюбию и по любви Своей предположил явить наконец Свою благость и силу, тогда Он не возненавидел нас, не отверг, но без злопамятства, а с долготерпением снес его (по видимому - меру неправды, - ред.), и Сам принял на Себя наши грехи. Он отдал Сына Своего в искупление за нас. Святого за беззаконных, Невинного за виновных, Праведного за неправедных, Нетленного за тленных, Бессмертного за смертных. Что же в самом деле другое могло покрыть наши грехи, как не Его праведность? Через кого мы беззаконные и нечестивые могли оправдаться, как не через Сына Божия? О сладостная расплата! О неизследимое строительство! О неожиданные благодеяния! Беззаконие многих покрывается одним Праведником и праведность Одного оправдывает многих беззаконников. Обнаружив таким образом в прежние времена безсилие нашей природы для достижения жизни, а теперь показав нам Спасителя, могущего спасти то, что не могло спастись; Бог тем и другим хотел расположить нас к тому, чтобы мы веровали в Его благость, почитали Его Питателем, Отцом, Учителем, Наставником, Врачом, Мудростью, Светом, Честью, Славою, Жизнью, не заботясь об одежде и пище.

10. Если же и ты возжелаешь прежде всего эту веру и примешь ее, то тогда ты познаешь Отца. Бог возлюбил людей, для которых Он сотворил мир, которым покорил все на земле; дал им разум и понимание; им одним только позволил Он обращать взор к небу; создал их по собственному Своему образу, к ним послал Своего единородного Сына и обещал им царство небесное, которое и даст тем, кто возлюбит Его. Подумай, какой радости ты исполнишься, когда познаешь Отца! Как ты возлюбишь Того, Кто первый возлюбил тебя! Когда же возлюбишь Его, то сделаешься подражателем Его благости. Не удивляйся, что человек может стать подражателем Божиим. Человек может, если Бог этого хочет. Ведь не в том состоит блаженство, чтобы иметь власть над другим, или быть сильнее немощных. Не в том, чтобы быть богатым или притеснять подчиненных. Не в этом состоит подражание Богу. Это все чуждо величию Божию. Но тот, кто принимает на себя бремя ближнего, кто, имея в чем-либо превосходство, благодетельствует меньшим, кто раздает нуждающимся полученные им от Бога дары, и словно становится Богом для получающих от его рук, - тот есть подражатель Богу. Тогда ты, находясь на земле, увидишь, что есть Бог, живущий на небесах, тогда начнешь вещать тайны Божии. Тогда возлюбишь ты и удивишься тем, кто терпит мучение и заблуждение мира, когда на самом деле научишься жительствовать на небе, когда будешь презирать здешнюю мнимую смерть, а бояться действительной смерти, уготованной тем, кто будет осужден на вечный огонь окончательно ему уготованный. Тогда ты удивишься тем, кто за правду терпит огонь временный и почтешь их блаженными, когда узнаешь тот огонь.

11. Я не говорю чего-либо странного и не ищу напрасно убедить других, но, будучи, учеником Апостолов, я сделался учителем язычников. То, что предано мне, я стараюсь сообщить ученикам, достойным истины. Кто же в самом деле, будучи правильно научен и рожден благостью Слова, не постарается тщательно изучить то, что Слово ясно преподало Своим ученикам? Само Слово, явившееся им, открывало и свободно говорило то, что было непонятно неверующим, и что Оно объясняло ученикам, и те, кого Оно сочло верными, познали таинства Отца. Для этого-то Он и послал Слово, чтобы Оно явилось миру. Отвергнутое народом иудейским, Оно было проповедано апостолами и в Него уверовали язычники. Оно было искони, но явилось в последнее время. Оказавшееся древним, Оно всегда вновь рождается в сердцах святых. Вечно Сущий ныне признан Сыном. Чрез Него обогащается Церковь и благодать, распространяясь, множится во святых, дарует разум, открывает тайны, возвещает времена, радуется о верных, даруется ищущим и не нарушающим пределов веры, и не преступающим преданий отцов. Таким образом восхваляется страх закона, познается благодать, данная пророкам, утверждается вера Евангелий, соблюдается предание Апостолов и веселится благодать Церкви. Не оскорбляя этой благодати, ты познаешь то, о чем говорит Слово, чрез кого и кому Ему угодно. То, что повелевает нам воля Слова, побуждает нас высказать вам с ревностью и мы приобщаемся вам через любовь к открытым нам истинам.

12. Внимая и прилежно слушая это, вы разумеете то, что Бог дарует истинно любящим Его, сделаетесь раем утешений, плодовитым зеленеющим деревом, возрастая внутрь самих себя и украшаясь различными плодами. Так как здесь было посажено древо познания и древо жизни. Но не древо познания губит, а преслушание: Ясно то, что написано, а именно, что Бог искони посадил посреди рая древо жизни. Но первые люди воспользовались им нечисто и обнажились коварством змея.

Ни жизнь без познания, ни познание без истинной жизни непрочно. Потому-то оба дерева и были посажены друг подле друга. Усмотрев смысл этого, Апостол потому и укоряет ведение, осуществляемое в жизни без истинной заповеди, говоря: "разум кичит, любовь созидает". (1Кор.8:1.). Кто думает знать что-либо без истинного ведения, не засвидетельствованного жизнью, тот ничего не знает, тот обольщается змием, потому, что не возлюбил жизни. Но кто получил ведение со страхом и ищет жизни, тот с надеждою насаждает, ожидая плода.

Да будет ведение сердцем твоим; жизнью же истинное слово, тобою приемлемое. Насадив это древо и принося плод, ты всегда будешь получать от Бога то, чего желаешь, к чему змей не прикасается и во что обольщение не проникает. Тогда и Ева не растлевается, но остается девою. Тогда и спасение является и апостолы исполняются разумения, Пасха Господня совершается, сходятся лики и установляются в стройном чине.

Тогда Слово поучает святых и торжествует, и Отец чрез Него прославляется. Слава Ему во веки, аминь.

Примечания
Печ. по "Богословский сборник, вып. II", Издание преподавателей Св.-Тихоновской духовной семинарии. Саут Канаан, Пенсильвания, 1955

© "Золотое слово Священного Предания (I-III век., вып. 09). - М.: 2001. С. 24-34
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение