страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Еп. Николай Мефонский
Припоминания из того, что в разных сочинениях написано против латинян о клевете их на Святого Духа

Говорить о Духе Святом – значит говорить о Боге, потому что и Дух Бог. А Бога никто никогда не видел (Ин.1:18), и видеть никто не может (1Тим.6:16), говорят Иоанн и Павел, достигшие высоты богословия и верные охранители его. Следовательно, и говорить нельзя ничего никому от себя о Святом Духе, Боге недоведомом, недоступном не этим только чувственным очам, а и мысленным и разумным. Потому что если любящим Бога приготовлены блага, которых не только изречь невозможно, но совершенного понятия о коих нельзя достигнуть или представить или вместить ни очам, ни ушам, ни сердцу, то есть уму, высшей силе души (1Кор.2:9, 2Кор.12:4); ибо что сердце в теле, то ум в душе, так как то и другое есть охранение и начало жизни, свойственной телу и душе; то тем более высшее всех возможных благ Благо, Бог, скроется в мраке (Пс.17:12) непостижимости, как уже сказано и блаженным Давидом. Совсем никто ничего не скажет от себя о Боге, или Отце, или Сыне, или о Духе, или сказавши так ни в чем не заслужит доверия. А сами богословы говорили о Боге, и мы, слышавшие от них и принявшие, говорим несомненно только то, что единородный Сын, сущий в недре Отчем, быв с нами самолично нам явил (Ин.1:18); а к сему и то, чему после Него пришедший Утешитель, Дух истины, научил пророков в древности, а потом и апостолов, и сих наставил, по предречению Самого единородного Сына, на всякую истину (Ин.14:26; 16:13).

Посему и ныне должно говорить о Всесвятом Духе, как и многими иными прежде нас и нами часто высказано, не от чрева своего вещая, не басням каким вымышленным и убеждению мудрости человеческой, недостойно Духа, последуя, а только отверзая уста и притом данные нам от Иисуса Слова (Лк.21:15), и чрез Него исполнившись Духа Божия, ничего больше не станем говорить, как, услышав, скажем с Пророком (Пс.84:9), что сказал нам Господь Бог чрез Евангельскую проповедь, апостольские вещания и научения, соборные и отеческие учения и постановления для утверждения благочестия и ниспровержения нечестия, которое вдруг возмутило сердца латинян против Духа, а лучше – против всецелого Божества. Потому что Бог Слово, уясняя в Евангелиях богословие о Духе, чтобы показать его единосущие и равномощность, наименовал Его другим Утешителем (Ин.14:16), и, обозначая образ Его бытия, сказал, что Он исходит от Отца (Ин.15:26). И затем, после воскресения Своего из мертвых, посылая учеников Своих на проповедь, повелел крестить верующих во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф.28:19), употреблением общего для Трех имени являя единение по сущности, вместе показывая и то, что сокровенность премудрости [Божией – Пс.50:8] и всем умам недоведомость, а словами неизреченность и невыразимость, не ясно представляет какое-нибудь имя, условно говоримое для обозначения предмета, но, так сказать, безименно говорит имя в этом отношении; а перечислением Лиц вместе с поименованием каждого из участвующих в том неизреченном деле и именовании [показывая] и различие, по которому каждое имеет само по себе собственную ипостась, как каждое существует, по возможности определив через свойственные имена. Именно, что одно Лицо есть как Причина и Начало других, ибо это Отец; а другие – от Него. И одно рожденно, ибо это Сын; а то исходно, как Дух. И Дух Святый, как невещественный, чистый, превосходящий всякую чувственную и мысленную тварь, безусловно таков, каков и изводящий Его Отец; не приобретенную от инуда имеющий святость, но Самосвятый, независимое и неиссякаемое богатство святыни. И еще Сын указал на одну славу Отца и Сына и Святого Духа, сам сказав, что у Отца имеет славу прежде бытия мiра, и сию опять, как человек, испрашивая у Него, и Сам стремясь прославить Отца, и сказав опять: "Отче, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя" (Ин.17:1-5); не потому, что Отец нуждался в славе, а потому, что Он обесчещен был человеческими страданиями Его (Сына) и смертию. "Ибо мы видели Его", говорит пророк, "и не было в Нем вида и доброты; но вид Его бесчестен, умален пред сынами человеческими" (Ис.53:2-3); потом через воскресение вошел в славу Свою (Лк.24:26), и это Свое бесчестие и славу относя ко Отцу. Подобно [указал на одну славу] и Духа прославляя, когда говорил то же, что и об Отце сказал: "Он прославит Меня" (Ин.16:14), а прославляют друг друга Лица равночестные. Но и Богом ясно провозглашает Его, называя перстом Божиим ту силу и божественное действие, которыми Он изгонял бесов (Лк.11:20), и хулу на Духа, как на Бога несомненно, объявляя непрощаемой ни в сем веке, ни в будущем (Мф.12:32). И Сам Дух Святый, древле глаголавший и производящий видения в отцах и пророках, а потом обильно излиянный (Деян.2:33) на святых апостолов, и чрез них и в них отменно просиявший, научает в чрезвычайном оном видении (Ис.6) Исаию через серафимово песнопение, что одна и та же по сущности, а тройственна по ипостасям святыня Божества, так как весьма дивно три счисляемые Святые сводятся тотчас в одного Господа. И прежде его великому Моисею открывает ту же тайну другим образом, в видении купины, когда купина оказывалась горящей огнем и несгораемой (Исх.3:2), а Бог говорил в единственном числе в показание единой природы "Я есмь", и затем трижды привел "Бог" (Исх.3:5), в показание троичности ипостасей и вместе – того, что каждая есть всецело и совершенно Бог. На это указывает и прибавка члена. Потому что в Троице нет ничего частичного, ничего несовершенного. Но хотя Лица и различаются, и каждое существует само по себе, сохраняя особность, несообщимую другим, потому что таким образом сохранится и личное свойство, но Они имеют одну нераздельную сущность, и каждое есть всецелый и совершенный Бог и Бог. Три Лица неслитно все в целости соединены одно в другом, и все нераздельно одно от другого различаются. От того и Давид, различая, наименовал Господом Своим (Пс.109:1) Имевшего произойти от него по плоти (Мф.22:44-45). И в другом опять месте сказал: "Словом Господним сотворены небеса, и Духом уст Его вся сила их" (Пс.32:6), ясно Господом, которого Слово и Дух уст, называя Отца и к Нему возводя бытие Слова и Духа. И, опуская тут другие пророческие свидетельства о сем, в Нем, то есть, Боге и Духе, и вдохновеннейший Креститель видел самого Духа, в виде голубя сходящего свыше (то есть, от Отца, от Коего и глас слышен был, свидетельствующий о сыновстве Крещаемого) и пребывающего на Иисусе (Ин.1:32-33), чтобы мы вместе уверились и в том, что Дух от Отца исходит, и в том, что пребывает и почивает в Сыне. Он и Евангелистам внушил согласие между ними в свидетельствах о Себе; Он и апостолам всем [тоже внушил], из коих почтенный братством [по плоти] Господним, Иаков, говорит в послании: "всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов" (Иак.1:17). Ибо ясно, какой это всякий и совершенный дар. Это – Дух Святый, Который, хотя единственной и превосходящей все природы, по множеству различных Своих благодатных дарований может называться "всяким", как и один Господь Иисус Христос называется "всяким мужеским полом, разверзающим ложесна", по причине множества возрождающихся Его силой духовно и разверзающих утробу Церкви, прежде неплодную, и питающихся сосцами Ея, некогда сухими. Ясно и каких светов Отец, потому что – Сына и Духа, один двух, не одного два, так как и вообще единица есть начало двоицы, не двоица – единицы. "Посему единица, отначала подвигшаяся в двойственность, остановилась на троичности", говорит великий богослов Григорий (слово 29). Он и Павла научал говорить: "один Бог Отец, из Которого все, и один Господь Иисус Христос, чрез Которого все" (1Кор.8:6); один также Дух Святый, в Котором все. Так и согласно с этим постановил Бог Слово, единородный Сын, поживший с нами. Так научил своих таинников Дух Святый, один только проникающий глубины Божества и так их знающий, как дух человеческий знает, что в человеке (1Кор.2:10-11), то есть, со свойственной определенностью. Ибо как это – по-человечски, так то – богоприлично; потому что не иначе сравниваются предметы божественные с нашими.

Отсюда мы научены, что Божество есть всецелая Единица и всецелая Троица. Один только всесовершенный и всесовершенно Отец есть Отец. Один только и всесовершен и всесовершенно Сын есть Сын. Один только и всесовершен и всесовершенно Дух есть Дух Святый. Три – один Бог, и каждое из Трех Лиц есть одно и Бог. Все, что имеет Отец, принадлежит и Сыну, кроме Отеческого личного свойства, потому что личное свойство остается личной особенностью. Все, что принадлежит Сыну, принадлежит и Духу, кроме опять Сыновнего личного свойства. И вообще, кроме отличительных свойств личных, все богоприличные общи Трем. Особенность же [личное свойство] Отца – рождение Сына и исхождение Духа Святого; особенность Сына – рождение от Отца, а особенность Духа – исхождение от Отца. Так совершенно в единичной и простой Троице пребывает Единство, одну природу имеющее нераздельной, и в трех ипостасях сохраняющее различие и неслитность, двойственное сложение предоставляя низменному веществу. Потому что вышняя двоица, появившаяся в Троице от начальной Единицы, пока еще не отделилась от Единицы, не есть двоица, но в собственном смысле и Единицей и Троицей пребывает, мыслится и называется Единицей по природе, Троицей по числу. А латиняне, говоря, что Дух исходит от Отца и Сына, Один из Двух, сами себя обманывают, не знаю почему выставляясь берущими крест, но не следуя за Благовестителем нищих (Лк.4:18), единым нашим и единственным наставником (Мф.23:10) и изъяснителем неизреченных таин Божества, единородным Сыном Божиим, научившим, что сродный или единоестественный Ему Дух исходит не от Него, а от Отца; но, выступая противниками, и устно противореча, и открыто утверждая противное, и кажущейся малой прибавкой к исповеданию Веры повреждая божественные сии глаголы и ниспровергая целость Веры христианской, не допуская одному быть началом двух; напротив, бессмысленно делая двоих началом одного, и вместо единоначалия ложно признавая двуначалие в единичной и нераздельной Троице, и возобновляя Савеллиево слияние или смешение, или Арианское различение и разделение в оной Троице. Потому что Отеческое личное свойство, по которому Отец, как одна только безначальная Причина, изводит Духа, уделяя Отцу и Сыну, они сливают Их и не допускают, что Отец есть один только Отец, ни что Он всецело Отец, ни того, что Сын есть один только Сын и всецело Сын. Ибо как один Отец тот, кто не один только? И как Отец всецело Тот, кто без части Отеческого личного свойства, присвоенного Сыном? Или, как Сын только, или всецело Сын – тот, кто не только рождается, но присвояет себе нечто из Отеческого свойства? Или – один слагается из двух свойств, а другой – Отец отчасти, или оба вместе одно уродливое нечто, и подобно сему сложное из различных свойств многовидного нечестия? А от Них или от сего [необычайного существа] происходящего Духа где поставят, если скажут, что Он и не рождает и не изводит, что по ним необходимо иметь общее со Отцем Тому, Кто одно с Ним? Очевидно, низведут Его на низшее место и отлучат от единичной и совершенно простой природы; потому что иначе и не одно – происходящее от двух, и не просто – имеющее бытие от сложного какого-либо из сказанных. Или во избежание сей нелепости скажут, что и Дух рождает или изводит? Но если [рождает или изводит] кого-либо из двух, от которых Сам, то ясно проводят смешение во всей Троице. Если же нечто другое кроме Них, если единосущное с Ними и то [рождаемое и изводимое], и таким образом одно, то чтимое нами будет уже не Троица, а четверица. А, лучше сказать, допустят так же, что и то или рождает другое, или изводит, и так в бесконченость. Если же другой сущности, то сами пусть доканчивают остальное. Но если ни большей, ни равной, то несомненно обнаруживается, что они и самого Духа ставят ниже этим меньшим порождением или изведением Духа. Так выходит явное богопротивление; так во всем у них отнято от Троицы единство и цельность, или даже и выступает из Себя [изменяется] Троица.

Возражение: Но, говорит, Отец и Сын – не два начала, а одно. Ибо Сам Сын говорит: "Я и Отец одно" (Ин.10:30). Говорить же, что "от Одного" исходит один Дух, не составляет нелепости; напротив, даже необходимо. Потому что если скажем, что Дух исходит от Отца, а от Сына не исходит, то будем противоречить Сыну, говорящему: "Я и Отец одно". А те не одно, из коих от одного исходит, а от другого не исходит.

Решение: Не совсем так, говорим: но и одно, и не одно. По естеству или сущности, или как ни назвать преестественную и пресущественную сущность [субстанцию] Божества, одно – Отец и Сын и Дух; а по Лицам или Ипостасям – не одно, но три. Из них одно признавать происходящим от двух – весьма нелепо. Ибо скажи, как, говоришь, исходит Дух, от Отца и Сына, или от одного естества? От Отца, конечно, и Сына, то есть, от двух Лиц одно; потому что Отец и Сын и Дух суть имена Лиц. Если же говоришь – от Отца и Сына, но не как Лиц, а как сущих одно по естеству, то что мешает соединяющему с двумя Лицами и третье, так как и Три – по естеству одно, говорить – от Отца и Сына и Духа, так что ты допустишь исхождение Духа и от Него Самого? Или опять. Тогда как Дух и Отец одно, почему на этом основании не говоришь, что и от Духа рождается Сын, рождающийся от Отца? По-твоему же следовало бы таким образом говорить (но богохуление падает на твою голову), что и Отец рождается и исходит от Сына и Духа. Потому что Три – одно, и говоримое о каком-либо из них необходимо, по твоему уставу, говорит и о прочих. Но в действительности, когда допущена одна нелепость, будто на том основании, что Отец и Сын одно, и Дух исходит от Отца, не составляет разницы говорить, что Он и от Сына исходит, то необходимо последовали и другие. А надлежало тебе принимать во внимание не "одно" только, а и "есмы", и в этом усматривать различие Лиц. Потому что, разделяя Лица, сказал: "Я и Отец"; потом, соединив по естеству, опять разделил: "одно есмы", - вместе указав на общность сущности и на различие Ипостасей, тем и другим наперед отринув твое смешение Лиц на основании выражения "одно". Поскольку и вообще существа, составляющие одно по природе, суть многие по числу, как, например, отдельные люди, будучи одно по естеству, по числу не ограничены. Только здесь, хотя многие люди и одно по естеству, но не один человек, а многие люди; а там, хоть и три счисляемые, но не три Бога, а один Бог в Троице, как и Моисей боговидец возвещает, говоря: "Слушай, Израиль! Господь Бог твой Господь един есть" (Втор.4:4). И Авраам прежде Троице оказывает гостеприимство, и однако же называет Ее в единственном числе Господом (Быт.18); но через это Троица не перестает быть и Троицей. Но хотя и один Бог есть, и называется один Господь по совершенной тождественности и неизменности сущности, по собезначальности и совечности, по равночестности и общности славы, по единству власти и хотения, по естественной силе и действию, но признается и Троицей, и Ее имена суть Отец и Сын и Дух Святый, которые открыл нам единородный Сын и один из Троицы. Если бы и ты последовал Ему и различал Лица при неслитном Их единении, и соблюдал особенность (личное свойство) каждого, то ни с начала не полагал бы ничего нелепого, ни за этим первым положением не следовали бы другие нелепости.

Возражение: Но, говорит, если не от Сына Дух, то как Он дунул и сказал апостолам: "приимите Духа Святого" (Ин.20:22)? Как и Сам обещал послать Его, сказав: "когда приидет Утешитель, которого я пошлю вам" (Ин.15:26)? Или как берет [Дух] и возвещает не от Себя? "Ибо", говорит, "от Моего возьмет и возвестит вам" (Ин.16:14).

Решение: Отвечая сперва на последнее выставленное тобой затруднение, говорим, что не от Сына, сказано, приемлет Дух, а от Отца, от Которого и Сын приемлет. Ибо, говорит: "Я говорил не от Себя" (Ин.12:49); но "что Я слышал от Отца Моего, то и говорю" (Ин.8:26-28). Так говорит и о Духе, что "не от Себя говорить будет, но будет говорить что услышит" (Ин.16:13), то есть, от Отца. И смотри! Не сказал "от Меня" "возьмет и возвестит вам", но "от Моего" (ст.14). "Моим" же кого называет Сын, если не Отца? Почему и вообще о Себе и о Духе сказал Никодиму: "истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели; а вы свидетельства нашего не принимаете" (Ин.3:11). Потому что от Кого у них бытие, от Того и сила и действие, от Того и бытие у Них, как Они и существуют; то есть, у Одного образом рождения, а у Другого образом исхождения. Хотя же и Сам Сын говорит, что посылает Духа, но от Отца (Ин.15:26; 16:7), от Коего и Сам послан (Ин.6:44). Ибо так сказал в совокупности: "когда приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца". "Когда придет", сказал в показание Его самовластия, "Я пошлю" - присовокупил по причине тождества воли или тождества хотения, или как хочешь назови соблаговоление, - так что сказанное богословом Григорием [слово 38, на Богоявление или на Рождество Спасителя] о Сыне: "под посольством Сына разумей благоволение Отца" можно сказать и о Духе: под посланием Духа разумей благоволение Сына. Затем прибавил: "от Отца", ясно возвещая, от Кого исходящий Дух приидет. И не однажды только сказал это, но и опять присовокупил: "Дух истины, Который от Отца исходит". И после этого ты, о дерзновенный, прилагаешь неразумно подсказываемое твоими измышлениями, как бы тончайшим Бога Слова являясь нам богословом с запада?

Но пусть будет, что и от Сына посылается; из чего же заключаешь, что и исходит от Сына? "Потому что", говорит, "посылаемое исходит от посылающего". Не всегда. Ибо если допустим это, то, поскольку и Сын посылается, и Он будет исходным, так что присвоит Себе и личное свойство Духа. Пожалуй, ты не откажешься и это признать, так что явишься чисто савеллианствующим и сводящим Троицу в одно лице; но никто из истинных поклонников Троицы не согласится с тобой. Что же, не посылаются ли и служебные духи, как говорит апостол, посылаемые на служение (Евр.1:14)? Значит, и они, по твоему рассуждению, исходны? Послан был и Креститель Иоанн, о котором сказано: "вот Я посылаю ангела Моего пред лицем Твоим" (Мал.3:1; Мк.1:2). Посланы и апостолы, как и самое название означает. Если теперь все посылаемое исходит от посылающего, то нелегко и сосчитать исходящих таким образом от Отца и Сына, а иной прибавит – и от Духа: всех служебных духов, пророков, апостолов, святых всех, в каждом поколении избираемых и посылаемых для обращения людей на лучшее и для спасения. А если говоришь, что это послание Духа есть особенное от других, как и исхождение, то явно хочешь именовать тождественными послание и исхождение; следовательно, даже не по умозаключению и не доказательно, а прямо берешь за общепризнанное то, что в начале требуется у тебя, как искомое, что Дух от Сына посылается, то есть, исходит. Но, говоря это от себя, ты не заслуживаешь веры; а или представь сказавшего это, если можешь, или Христа, или Духа Божия, или кого из боговдохновенных богословов, или, не имея такого, лучше почти молчанием предметы божественные, ничего о них не прилагая к сказанному от Бога.

Возражение: По крайней мере, говорит, Христос "дунул и сказал: приимите Духа Святого" (Ин.20:22). Что же, сие дуновение Христово не есть ли Дух Святый? Когда я говорю от себя, не верь; а когда Христос, зачем противоречишь?

Решение: Неправда. Не сказал "приимите Духа Святого" в том смысле, чтобы нам считать Его говорящим о самом всецелом и совершенном, а лучше – превосходящем всякое совершенство Святом Духе, так чтобы принимать за одно и то же Духа Святого и дуновение Господа. Потому что или допустивший это согласится, что и первое дуновение, которое Сотворивший человека в начале "вдунул в лице его, и стал человек душею живою", как говорит Писание (Быт.2:7), есть Дух Святый, единосущный Творцу, и таким образом сойдется со злочестием манихейским; или, почему, допустив это, не допустить и того, когда лучше подлежало бы допустить то, нежели это, так как дуновение совершенно бестелесно, а это телесно, потому что и от тела? Еще. Если тогда через дуновение даровал апостолам всецелого Духа, то какой после сего в Пятидесятницу ниспослан Им в дополнение, и разделенный в виде огненных языков? Потому что и раз данного не потеряли, и не получили снова того, что прежде имели. Или как был истинен Говорящий: "Если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам" (Ин.16:7)? И Духом называется не этот только Дух Святый, восполняющий Троицу, а иногда и Отец. Ибо говорит: "Бог есть дух; и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин.4:24). А кого разумел под Богом почитаемым, указал, сказав: "наступает время, когда не здесь или там будут поклоняться Отцу" (ст.21). Иногда же [называется духом] и Сын, как например: "дух пред лицем нашим помазанный Господь" (Иер.4:20). Духом называется и просто Божество, как в изречении: "а кто скажет хулу на Духа Святого, тому не простится" (Лк.12:10). Дух святый есть и ангел, от Духа Святого заимствующий святость, как и душа праведного есть без сомнения дух святый; дух и то, что противопоставляется духу рабства – иной, называемый и духом усыновления (Рим.8:15). И у Исайи перечисляются семь духов (Ис.11:2-3), которые тоже могут назваться святыми. И вообще, каждое из божественных и духовных даровний называется духом святым.

Теперь, когда уже и суть, и называются духи святые, думать, что каждый из них есть Сам Податель всех после Бога по причастию (общению) так называемых святых духов и Творец существ, в собственном смысле самосвятой Дух, свойственно человеку, непричастному Святого Духа и совсем бессмысленному; а представлять, будто и исхождение, или бытие, Всесвятого Духа таково же, по коему и теперь иногда временно Он вселяется, действует и сообщается людям, очевидно, могут только те, кто считают Духа простым действием и современным тем существам, в которых дышит и которым сообщается. Потому что если люди происходят во времени, то таково же и сообщение Духа. И если то сообщение само есть естественное, существенное и собственное Духу бытие или исхождение, то, поскольку собственное отражается на том, чего оно есть собственное, если исхождение временно, и сам Дух, которого отличительный признак – исхождение, будет подчинен времени; о нелепость, или лучше сказать – нечестие! Если же и временное действие имеет бытие в действовании, и затем, после действования, оно – ничто, то крайним и высшим пределом нечестия будет представление и название таковым же и Духа. На это и богослов Григорий так возражает (слово 31): "Если, говоришь, он действование, то будет производимым, а не производящим, и вместе с производством прекратится. Ибо таково действование. Но как же Дух и действует (1Кор.12:11), и говорит (Мф.10:20), и оскорбляется (Еф.4:30), и бывает разгневан (Ис.63:10), и производит все то, что свойственно движущему, а не движению!" И, конечно, не следует сомневаться, не противоречит ли сему богослову Св. Кирилл, ясно называющий Духа действием. Потому что называет Его не таким действием, которое подобно какой-нибудь разрозненной случайности, происходит иногда и исчезает; да и не отделимым, но при том и не существующим само по себе, - против чего и упомянутый богослов возразил; но действием естественным, существенным и ипостасным, - выражением "естественное и существенное" показывая неотделимость от изводящего Его Отца, совершенную соестественность и сосущественность (единосущность). А так как есть и нечто неотделимое в каких бы то ни было существах, случайность и неотделимая и еще отражающая свойство, а сверх сего – и существенное [действие], потому только не могущее быть сущностью совершенною, что не существует само по себе, то, чтобы кто не подумал, будто он подобным неким действием называет и Духа, уничтожает такое подозрение прибавкой "и ипостасным", то есть, существующим само по себе. При том же и действующим. Потому что, говорит, из ней, то есть, сущности Отчей, исходя и действуя, и в ней пребывая, творит все дела Божии. Итак, кратко говоря, Св. Кирилл называет безначального Духа действием в таком же смысле, в каком и Сына не отказался бы богослов назвать силой (способностью). Следовательно, отцы не противоречат, а отцам очевидно противоречит тот, кто каким бы то ни было образом бывшее от Сына вдуновение, прежде творческое (Быт.2:7), вторично обновительное (Иоан.20:22), называет тем же или подобным исхождением Духа Божия, и отсюда определяет, что личное бытие Духа теперь так, в другое время так; появляется и исчезает, против чего и вооружались оба святых отца. А мы, последуя и сим святым отцавм, и, прежде их, божественному проповеднику Павлу, признаем вдуновение Господа, первое – действием благодати одушевляющей или живительной, а второе – освятительной и духовной. Ибо говорит: "первый человек Адам стал душею живущею, а последний Адам есть дух животворящий" (1Кор.15:45). Оно, говорим, и духом святым названо от Спасителя, и таким образом всякую нелепость, следующую за говорящими, что это есть Дух ипостасный, отклоняем. Оно и созидаемым духом названо у Амоса (4:13), говорит великий Афанасий; и опять у пророка Иезекииля обещается дарование людям духа нового с сердцем новым (11:19; 36:26), воссозидающего и обновляющего дух человеческий посредством Евангелия (2Кор.5:17). Ибо тот говорит от лица Божия: "Я утверждаю гром и созидаю дух". Ясно же без сомнения и о каком утверждаемом громе (Ам.4:13) говорит; потому что [говорит] об Евангелии, которого и служителей Бог Слово наименовал сынами громовыми (Мк.3:17). А это [Иезекииль говорит]: "дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и отъиму сердце каменное от плоти вашей, и дам вам сердце плотяное, и дух Мой вложу в вас" (Иез.36:26). На что и великий этот [Афанасий] прекрасно замечает, что так как здесь дважды упомянут дух, одного, коего обещал дать, наименовал новым, чтобы указать на обновляемого в нас, а другого назвал духом Моим, то есть, соестественным Ему и единосущным, которым и наш дух созидается и обновляется, как и Псалмопевец говорит: "послет Духа Твоего, и созиждутся, и Ты обновишь лице земли" (Пс.103:30). И опять молится о том, чтобы сердце чистое сотворилось в нем, и дух правый обновился внутри его (Пс.50:12).

Следовательно, и по святым отцам и по боговдохновенным пророкам, иное – святый дух, в первый раз вдунутый в апостолов через Господне дуновение, и иное – посланный Им от Отца через Сына и разделенный в виде огненных языков. Посему Он не есть ни дуновение Господа, ни действие, производимое Им тогда-то и тогда-то, но, как и святый Кирилл думает, действие естественное, существенное и ипостасное, подобно как и Сын, сила, исходящая от божественной или Отчей сущности, и в ней пребывающая, и все дела Божии соделывающая.

Возражение: Но, говорит, называется Дух Сыновним и Христовым. "Ибо послал Бог Духа Сына Своего в сердца наши" (Гал.4:6). И еще: "Если кто Духа Христова не имеет" (Рим.8:9). Как же, будучи Сыновним, не может быть признан имеющим и бытие от Сына?

Решение: На это достаточно нам сказать, что посланный в сердца наши и принятый теми, кто Христов, от Христа Дух есть и так называемое зиждительное и обновляющее внутренности наши божественное и духовное дарование, не всецело самый оный Дух, от вечности сущий вместе с Отцем и Сыном, и непостижимый никакой тварью, но соответственное излияние на нас (Деян.2:17) и сообщение (2Кор.13:13) по указанному уже великим Афанасием различению об этом; и, так сказав, избавиться от затруднений. Но пусть и будет допущено, что Сам ипостасный Дух называется Сыновним, так что как Сын есть и называется собственным Словом Отца, так и Дух Святый называется собственным Сына; какое же это основание, чтобы Духа, называемого Сыновним, называть и имеющим бытие и исходящим от Сына? Потому что не все, принадлежащее кому-либо, непременно и бытие имеет от того, чье оно; и даже, если имеет бытие, необходимо должно быть признано и исходящим от того. Например, Сын, будучи Сыном и Словом Отца, и от Него имея бытие, не называется и исходящим от Него. А Отец, будучи и называясь Отцем Сына и Духа, одного как Родитель, а другого как Изводитель, никем из здравомыслящих не признается имеющим бытие от Них, тем более исходящим. Посему необходимо силлогистически (посредством умозаключений) показать, принимал ли кто как бесспорное твое предположение, что принадлежащее кому-нибудь от него имеет бытие и исходит. А чтобы пространнее открыть нелепость сего предположения, говорим. Поскольку есть и называется много предметов, имеющих взаимное отношение друг к другу, как, например, отец и сын, раб и господин, двоякое, половинное, большее, меньшее, то все это и существовало бы одно от другого и исходило бы. Если только принадлежащее кому-нибудь и называемое [принадлежащим], от того без сомнения, которому принадлежит и называется, и имеет бытие и исходит, а принадлежность того-то есть принадлежность кому-либо, как, например, твой конь, дом и одежды, то, согласно твоему предположению, конь будет и существующим и исходящим от тебя. И кто-нибудь собрал бы тысячи нелепых выводов, называя их порознь для доказательства лживости принимаемого у тебя за истинное предположения, будто принадлежащее кому-нибудь от того и имеет бытие, и исходит – принимаемого для того, чтобы и о Духе, потому что Он есть Дух Сына, сказать, что Он потому и имеет бытие, и исходит от Сына.

Итак, невозможно это, невозможно; но Дух прилично называется Духом Сына и Христа, как и пребывающий в Нем, и сущий, и называемый полнотой Его (Ин.1:16), и чрез Него сообщаемый могущим принимать. А от Сына [имеющим бытие] Дух не называется, чтобы и Отцем Духа не назвать Сына, ни Отца еще и дедом, ни Духа так же внуком, и таким образом смешались бы и передвинулись отличительные свойства, которым надлежит сохраняться неслитными и пребывать, так сказать, неподвижными, чтобы неподвижными оставались и имена, был и назывался Отцом только один Отец, а не два отца, и один Сын, и только Сыном назывался Сын, а не сыном одного, другого же отцем; и один Дух, и Он – только Дух. Но потому, что Два – от одного Отца, еще не суть два сына и братья. Потому что каждое Лицо имеет единичное и необходимое другим собственное имя, и никакого посему не происходит смешения. И Три – не меньше Бог, как и каждое из Трех. Потому что не три бога, и не три некие частные сущности Божества, хотя счисленных и три; но одно и то же всецелое Божество и Трех, и Каждого. Ибо сказанное Павлом о Сыне: "в Нем обитает вся полнота Божества" (Кол.2:9) следует разуметь и о каждом из остальных. И как другие божественные наименования, которые означают все богоначалие, равно приличны и каждой из богоначальной Ипостасей, то есть, Бог, Господь, царь, благо, сущее, мудрость, и иные общие имена сверхестественной природы; так и Единство. Потому что и это есть полнота всего Божества. И преимущественно, так как и само по себе Оно [Божество] есть единое, потому что всесовершенно. Оно есть и полнейшее единство, и с другими [именами] соединяется. Един Бог, один Господь, один Царь, одна Благость, одна Мудрость, Правда, Истина, Сила, все это единственно и единично. Посему один и Дух, и только один Дух, и никакой из прочих [духов или творений], от одного только Отца единственным в своем роде образом исходящий; не отделяемый, потому что исхождение неразлучно [неизменно], как и рождение Сына; соединенный же и с Сыном, и таким образом представляемый и называемый пребывающим в Нем, как и боговдохновеннейший Креститель при крещении Господа видел и засвидетельствовал: "я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Иисусе" (Ин.1:32). Свидетельствуют и Евангелисты, повествующие о крещении Господа, говоря, что и крестившийся Иисус видел Духа Божия, сходящего как голубя, и ниспускавшегося на Него (Мф.3:16; Мк.1:10). Откуда сходящего, и от Кого на Кого ниспускавшегося? Не ясно ли, что от Отца Светов? Потому что Они, Сын и Дух, единосущны с Ним и Друг с Другом, как и сказано: "всякий дар совершенный исходит свыше, от Отца светов" (Иак.1:17). А если говоришь "и от Сына", по господствующему теперь у вас новому мнению, как согласить с этим выражение "ниспускавшемуся на Иисуса", если подобно Несторию двуличному не разделишь одного Христа надвое, чтобы сказать таким образом: Духа видел исходящего от Отца и Сына, ниспускающегося и пребывающего на Иисусе, конечно, как на другом лице?

Видишь, в какие и сколь важные уклонения ввергает кажущееся маловажным то выражение? Посему избегай его, по возможности удаляйся. Согрешил? Умолкни. Не стыдись сказать с Давидом: "да обратят меня боящиеся Тебя и знающие откровения Твоя" (Пс.118:79). В советники прими великого Моисея: "спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе" (Втор.32:7). Кто отец? Пророчески предвозвещенный "Отец будущего века" (Ис.9:6), первый наш единственный Наставник и Учитель (Мф.23:8), сам и Бог, и преподаватель учения о Боге, от Которого же и о Духе узнал ты, что от Отца исходит (Ин.25:26). А старцы кто? Разве не больший из рожденных женами (Мф.11:11), глас, предваряющий слово, светильник, предтекший Свету, утренняя звезда, предваряющая Солнце, предшествующий Царю воин, первый апостол и во плоти ангел Божий (Мал.3:1), и пустынный проповедник крещения в покаяние (Мф.3:11), самослышец гласа Отчего (ст.17), Сына и Спасителя Христа и сам видевший, и другим указавший Его (Ин.1:36), и креститель, и сродник по плоти, и зритель Духа? Этот ли не должен быть поставлен между старейшинами, не должен внушать доверия? Ты слышал и его свидетельство о Духе, что, низойдя от Отца на Сына, на Нем почивает. Потому что однажды виденное есть обнаружение всегда сущего. Ибо ни Отец когда-либо, ни Сын не был без Духа, но всегда Дух пребывает в Отце и всегда исходит от Него и пребывает в Сыне. Старцы же, без сомнения, и апостолы, Сущего искони (Ин.1:2) самовидцы и слуги, самослышцы как иного наставления, так и божественного учения о Духе, и умудренные самой источной Мудростью, а потом и от Духа наученные и наставленные на всякую истину (Ин.16:13). Из этих одних ты слышал уже, а других и теперь выслушай. Так вот, Петр, верховный в лике апостолов, согласно со сказанным учит о Духе, когда не с Марком только, через которого передал Евангелие, известное под его именем, но и с одиннадцатью, соделавшись устами их, ставши после принятия Духа, возвысил голос свой, между прочим говоря о Господе и сие: "итак Он, быв вознесен десницею Божиею, и приняв от Отца обетование Святаго Духа, излил то, что вы ныне видите и слышите" (Деян.2:33). Вот двенадцать, потому что речь общая, как сказано (ст.14), ясно говорят, что Сын от Отца принял обетованного Духа и излил Его сообщительно. А если бы Дух исходил от Него, то подавал бы Его Сам от Себя принимая, не от Отца, если только опять Сына то сливая с Отцом, то по Несторию ипостасно разделяя, не говоришь, что Сын подает Духа, принимая от Него. Вместе с чем выходит у тебя и другая нелепость – разумею, что по необходимости существует двоякий Дух: один исходящий от Отца, а другой от Сына, так что не только Сын, но и Дух надвое у тебя делится. И еще [выходит], что Отец изводит от Себя Духа не всецелого и не совершенного. Потому что если всецело один и совершенный Дух исходит от Отца, то какая нужда исходить Ему и от Сына? А если нет, но... ты сам выведи нелепые заключения.

Возражение: Но, говорит, полнота Сына – Дух; и "от полноты Его", говорит Иоанн в своем Евангелии, имея свидетелем и крестителя Иоанна, "все мы приняли" (Ин.1:16). А выражение "от полноты Его" чем различается от слов "из Него" или "от Него принимать"? Ибо явно, что принимаем, когда Он дает. И апостол Павел говорит: "пили из духовного последующего камня, камень же был Христос" (1Кор.10:4). И опять: "одним Духом мы напоены" (1Кор.12:13). Если же Дух – питие, а питие – из камня, а камень – Христос, то, значит, Дух от Христа.

Решение: Без сомнения, Дух, понимаемый как питие и сообщаемый нам от полноты Христовой, называется исходящим от Христа, как и чрез Христа. Но эта всецелая полнота Христова не есть всесовершенный и превосходящий всякое совершенство Дух. Потому что Он исходит от одного Отца только, как показано многими доводами, а, пребывая в Сыне, справедливо и есть, и называется полнотой Христовой и просто Духом Христовым, как и Духом силы и премудрости (Ис.11:2), а Христос Божией силой и мудростью (1Кор.1:18). А лучше, чтобы яснее представить говоримое, так надлежит сказать. Отец называется источником, потому что говорит: "Меня, источник воды живой, оставили" (Иер.2:13). И в книге Варуха: "что это значит, Израиль, что ты находишься в земле врагов? Оставил ты источник премудрости" (Вар.3:10-12); а Сын – рекой, потому что говорит [Писание]: "Река Божия полна воды" (Пс.64:10). Теперь в соответствие остается Духу называться водой. Так именно и назван Он: "водой живой" (Ин.4:10), и "водой, текущей в жизнь вечную" (ст.14). Итак, из источника и река получает начало, и вся вода выходит. И полнотой реки называется вода, и просто водой реки, как и источника. А из реки некоторая часть воды почерпается и пьется, можно сказать; но нельзя сказать, что вся вода исходит как из источника, так и из реки. Посему говорит Христос: река Божия полна вод всецелого Духа: "кто жаждет, пусть идет ко Мне и пьет. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой". И Евангелист, объясняя эту речь, продолжает: "Это сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него" (Ин.7:37-39). И чтобы знал ты, что говорит не о совечном Отцу и Сыну, всецелом и всесовершенном Духе, а о духовном даровании, имеющем подаваться верующим после сошествия Самого Духа, прибавляет: "потому что еще не было Духа Святого" (ст.39). Так как был и существовал от вечности исходящий от Отца и в Сыне почивающий, но еще не было ни самоличного Его снисшествия, ни раздаяния и дарования благодатных дарований, которые Он соделывает, по сказанному: "все это производит один и тот же Дух" (1Кор.12:11). Прилагает же и причину, по которой дотоле еще не было [Духа Святого]: "потому что", говорит, "Иисус еще не был прославлен". Ибо сперва надлежало принестись в жертву Агнцу Божию, берущему на Себя грех мiра (Ин.1:29), и разрешиться осуждению на проклятие (Рим.3:25), и тогда получить нам и дарование Духа; сперва Сыну исполнить домостроительство Свое и прославиться страданием и воскресением, и войти в славу Свою (Лк.24:26), как и второй богослов заметил [Св. Григорий Богослов, слово 41 (на Пятидесятницу)], а тогда и Самому Духу явить нам Себя Самого, с телесного и чувственного видения начиная по мере нашей вместимости открывать первое знание о Себе. Это и существенным присутствием называет тот же отец, сравнивая с прежним и общим Его со Отцем и Сыном вездеприсутствием, и такое полагая различие между этим и тем, какое признал бы всякий между открыто присутствующим и действующим самолично, и отсутствующим, а почему и не явным, но через свойственную деятельность прилично представляемым или прикровеннее, или яснее, как, например, можно и не показывающегося художника узнать по его произведению. Почему, хотя все сущностью наполняет Он, и в иных местах [Писания] называется Он наполняющим мiр (Иер.23:24; Прем.1:7) по сущности, для показания всегдашнего вездеприсутствия Его с единосущными и нераздельными Отцем и Сыном, и все наполняет не смешиваясь, не повреждаясь, невидимо, неограниченно, но теперь, говорит в слове на Пятидесятницу, Он присутствует и действует совершеннее, не действием уже присутствуя, как прежде, но существенно, как сказал бы иный, сопребывая и сожительствуя. [Говорит] не противореча себе, когда говорит то о существенном, то о не существенных прежде явлениях Духа; но, как сказали мы, нынешнее явление сравнивая с прежними, и сему давая преимущество, так как теперь самолично Сама ипостась Духа нисходила на апостолов и телесно явилась [потому что языки телесны], и таким образом сопребывала и сожительствовала с ними яснее и приметнее, нежели прежде.

Поскольку же сущностью и называется всеобщее и общее, как, например, вообще человек и человечество, но называется [сущностью] и отдельное и неделимое, как, например, этот человек, Петр или Павел, которую славный во внешней мудрости Аристотель называет и первой, и преимущественной, и в собственном смысле сущностью, как не представляемую воображением подобно всеобщей, но на самом деле и истинно существующую, явно и постигаемую и видимую; то Дух Святый всегда все наполняет и везде присутствует по Божеской сущности, общей с единосущными Отцом и Сыном, и по этому значению сущности нераздельными. Потому что Бог есть Троица нераздельная, вместе всюду, и никогда не разлучная, и нельзя сказать, где бы Дух присутствовал прежде ипостасно, кроме как с Отцем и Сыном. А тогда, в праздник Пятидесятницы, сошел на апостолов существенно уже не по общей только сущности, разумеемой и созерцаемой в действии, но ясно и в отдельности, или – сошла Сама ипостась Духа. Потому что не Отец и не Сын, но Сам Дух виден был в виде огненных языков и разделяющимся. Посему второй этот богослов действием назвал здесь невидимое Его, и бестелесное, и неограниченное, и всецело Божеское и общее с Отцем и Сыном присутствие, так как оно постигается только через действие; а телесно виденное и совершенно воспринятое, когда именно присутствовала и Сама ипостась Духа, наименовал существенным. Прибавил же "как сказал бы иный", или имея в виду Аристотеля, называющего первой сущностью и сущностью в собственном смысле и преимущественно каждое особное существо, и, как сам говорит, по числу единое и нераздельное, что и у нас называется ипостасью, или указывая, что наименовал ее так не в собственном смысле, так как и ничто иное из божественных предметов не может быть мыслимо или выражено нами богоприлично и как оно само по себе есть; но если что говорим о них, то переносим туда имена, заимствованные от постигаемых нами предметов. Итак, что богослов присовокупил к выражению "существенно", именно "как сказал бы иный", то надлежит подразумевать и при слове "действием". Потому что ни действие в собственном смысле, ни существенное присутствие там разумеется, но то и другое, как сказал бы иной, сравнивая одно с другим присутствия Духа, только прежде проявлялось прикровеннее, а затем явственнее, и напоследок совершеннее. Воистину так по сему богослову всегда везде присутствует по сущности Дух, и прежде не присутствовал существенно, а только действием, ныне же и существенно. А таким образом и не был еще, по первому богослову (Ин.7:39). Итак, через это ясным становится, что не самый оный Святый Дух, вся полнота всего Христа, сообщается причастникам Христа (Евр.3:14), подобно как от Отца исходит и в Сыне почивает, так и от Сына опять исходя и в них почивая. Потому что в таком случае и они были бы и именовались бы Христами, а не соучастниками Христа, к Которому и сказано: "помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости" (Пс.44:8), помазанием называя Духа. Присоединяется же и "более соучастников Твоих" - в показание, что не само это помазание и полнота Христова всецело сообщается и соучастникам Христа, но некоторые от Него излияния и сообщение подаются. Посему говорит вдохновеннейший Евангелист: "и от полноты Его все мы приняли" (Ин.1:16). И великий Павел говорит: "каждому из них дана благодать по мере дара Христова" (Еф.4:7). Потом, разъясняя дар Христов, говорит: "Он поставил одних апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все", то есть, не каждый и поодиночке, но желательно, если все "придем в единство веры и познания Сына Божия", то есть, "в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Еф.4:11-13). И опять в другом месте: "каждому дается проявление Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно" (1Кор.12:7-11).

Итак, мы принимаем дарования Духа, полноты Христовой, не Самого Духа и полноту. О дарованиях же говорится то, что они посылаются от Отца, как говорит боговдохновенный Иаков: "всякое даяние доброе и всяк дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов" (Иак.1:17); то, что они подаются от Сына, как великий Павел: "по мере дара Христова; потому что Он поставил" то и то (Еф.4:7,11); то, что производятся и разделяются Духом, как тот же опять апостол говорит: "все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно" (1Кор.12:11). Отсюда явно, что благодатные дарования суть общие дары всего Божества.

Возражение: Для чего, говорит, прилагаешь "от одного только", говоря "от Отца только", хотя этого Писание нигде не применяет? Если же тебе позволительно прилагать, то не тем ли более мне, первопрестольному, верховному, которому Спасителем вверены ключи царства по преемству от святого Петра?

Решение: Нисколько я не прибавляю чего-либо, не передвигаю межи вечной (Прит.22:28), которую провел Христос, и отцы наши после Христа. И знаю, что не позволительно ни мне, ни другому кому, хотя бы в тысячу раз возвышался над природой и надмевался, говоря: "поставлю престол свой на облаках и буду подобен Всевышнему" (Ис.14:13-14), прибавлять что-либо к речи Христа, единого надежного истолкователя богословского учения о Духе. Истинно, дошедший до такого состояния во время самого превозношения испровергнется (Пс.36:20), и низвержен будет в мрак нескончаемый. Что же, не прибавка ли "одного только"? Нет, когда она, и не будучи произнесена, подразумевается. Потому что если нет иного Отца в Троице, но один, как и Павел говорит: "один Бог Отец" (1Кор.8:6), то само собой ясно, что и единственный. В противном случае ты представь себе второго Отца, и тогда отними от слова "один" выражение "один только". А если и прибавка, то не такая, какую действительно прибавку ты сам, допустив словом "от Сына", и мне дал повод по необходимости прибавить "от одного только", для опровержения вновь измышленной тобой прибавки. И каким образом прибавкой может быть опровержение действительной прибавки? Но для чего препираться о моей, как говоришь, прибавке? Ты, если хочешь соблюсти Веру неприкосновенной, отъими свою прибавку, и я уже не буду иметь нужды в той прибавке, которая отменяет ее. Потому что, не склонный к миру, я в таком случае готов к примирению.

Возражение: Но, говорит, прибавка не мое измышление, потому что как, когда называется Дух Духом Отца, подразумевается и "от Отца", так, когда называется Духом Сына, и "от Сына".

Решение: Но при выражении "того" не подразумевается непременно и "от того", потому что быть "чьим-либо" выражает простое отношение, а "от того" означает такое-то именно отношение, и как отношение происходящего от причины к причине. Да и прежде многими примерами уже показано нами различие между выражениями "того" и "от того". И посему говорится "брат брата", но нельзя бы сказать и "от брата" происходящий, хотя тот и другой и "сын отца", и "от отца". Так и Сын, и Дух оба [Сын и Дух] Отца, и поистине от Отца, потому что Виновник Обоих – Отец; но Один – рожденно от Отца, потому и Сын, а Другой – исходно, потому и Дух. И не братья, ни два сына, ни два духа те, что происходят от одного Отца, потому что происхождение Того и Другого не подобно, не одно и то же, но особенное и единственное.

Это тебе, всепочтенная и всечестная глава, в настоящее время наскоро сделаны беглые заметки из написанного нами в различных статьях против кощунства латинян на Святого Духа, потому что не имели возможность теперь же дать тебе книгу, содержащую те статьи.

Епископ Арсений. Два неизданные произведения Николая епископа Мефонского, писателя XII века. Новгород, 1897.
© Дмитрий Капустин

 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение