страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Преподобный Максим Исповедник
O различных недоумениях у святых Дионисия и Григория (Амбигвы к Фоме)

Содержание | Отцу духовному и учителю Фоме
ВОПРОСЫ: 1 2 3 4 5
Послание второе к тому же
ВОПРОСЫ: 1 2 3

IV. На его же из второго слова о Слове и Сыне: "Ибо как Слово, не был Он ни послушлив, ни непослушлив (ибо сие принадлежит подвластным и второстепенным: одно – благоразумным, а другое – достойным наказания). А как зрак раба [44] снисходит Он к сорабам и рабам и воображается в чуждее, всего меня нося в Себе вместе со всем моим, чтобы в Себе истощить худшее, как огонь воск, или как солнце – пар от земли, и чтобы я приобщился Его свойств посредством срастворения. Сего ради Он делом почитает послушание и навыкает ему в страдании [45]. Ибо не достаточно расположения, как недостаточно бывает его и нам, если не посредством дел совершим его, так как дело служит доказательством расположения. Но может быть не хуже предположить и то, что Он испытывает наше послушание и все наши страдания измеряет Своими, искусством человеколюбия, дабы Своими [глазами] увидеть наши [возможности], и сколько с нас требовать, а сколько – прощать, учитывая вместе со страданием и немощь" [46].

Ибо как по природе Бог, Слово совершенно свободно – говорит он – от послушания и преслушания, потому что естественно является, как Господь, давшим все заповеди, коих исполнение есть послушание, а преступление – преслушание. Ибо закон заповедей и исполнение его относится к тем, кто по природе подвержен движению (των φύσει κινουμένων), а не к Тому, Кого бытие по природе является покоем (στάσις).

А как зрак раба, то есть - став по естеству человеком, снисшел к сорабам и рабам, вообразившись в чуждое, вместе с естеством приняв на себя и свойственную нашему естеству страстность. Ибо чужда для по природе безгрешного епитимья согрешившего, каковой является страстность всей природы, на которую осужден он по причине преступления.

Если же истощив Себя до рабьего образа, которым является человек, и снизойдя, воображается в чуждое, то есть становится человеком по природе страстным, то истощание (κένωσις) видится в отношении Его, как благого и вместе человеколюбивого, также и снисхождением. Первое – что Он стал воистину человеком, и второе – что стал воистину человеком по природе страстным.

Посему говорит учитель: "всего меня нося в Себе вместе со всем моим", то есть - всецелое человеческое естество в ипостасном соединении с его неукоризненными страстями, коими расточив худшее (потому что естеством осудилась страстность, - я имею в виду произошедший от непослушания закон греха [47], сила которого в противоестественном расположении нашего произволения (γνώμη), пристрастие, прившедшее  в естественную страстность сообразно ослаблению [одних ее проявлений] и усилению [других]), Он не только спас одержимых грехом [48], но и сообщил - разрешив в Себе нашу епитимью - тем, кто делом старается почтить благодать, божественную силу [49], соделывающую [в них] непреложность души и нетление тела в тождестве произволения (γνώμης) [пекущегося] о том, что по естеству добро. Чему, как я полагаю, научая глаголет святой: "чтобы в Себе истощить худшее, как огонь воск, или как солнце – пар от земли, и чтобы я приобщился Его свойств посредством срастворения", то есть, чтобы стал по благодати чист от страсти так же как и Он.

Знаю также и другое рассуждение о "воображается в чуждое", которому я научился от некоего святого мудрого словом и жизнью. Он говорил, будучи спрошен, что Слову по естеству чуждо послушание, равно как и подчинение, которое совершил Он ради нас, преступивших заповедь, все соделав рода [человеческого] спасение [50], посредством усвоения Себе нашего. Сего ради делом почитает послушание, новым Адамом по естеству ради [Адама] ветхого становясь [51], и навыкает ему в страдании, через добровольное принятие на Себя наших страстей.  Поскольку, согласно этому поистине великому учителю, утрудился, взалкал, возжаждал, претерпевал борение и плакал [подчиняясь] закону плоти, что есть ясное доказательство действенного расположения и признак снисхождения к сорабам и рабам. Ибо Тот, кто по естеству пребыл Владыкой, сделался ради меня, по естеству раба, - рабом, чтобы соделать [меня] владыкой над тем, что обманом тиранически стало господствовать надо мной, и для сего надлежащее рабу владычественно совершая, то есть: относящееся к плоти – по-божески, бесстрастную и по естеству владычествующую над плотскими [силами] показует силу, страстью уничтожив тление и смертью устроив негиблемую жизнь; а приличествующее владыке творя рабски, то есть: относящееся к божеству – плотски, являя неизреченное истощание, страстною плотию обожив весь род, тлением оземленившийся. Ибо взаимообщением  этих [свойств] ясно удостоверил Он о природах, из которых была Его ипостась, и об их существенных энергиях [52], - то есть, движениях (κινήσεις), - которых Сам Он был неслитным соединением, безо всякого разделения по обеим природам, из которых Сам Он был ипостасью, поскольку единственно свойственным Себе образом - то есть, единовидно - действуя, посредством всего содеянного Им силою Своего божества нераздельно явил и действие своей Ему плоти. Ибо ничего нет более единого, нежели Его единство, и даже у Него Самого совершенно ничего нет более единого или более цельного.

Потому и Страждущий воистину был Богом, и Он же чудотворящий был воистину человеком, что и истинных природ Он был по неизреченному соединению истинной ипостасью. Действуя же сообразно и свойственным каждой из них образом, показался Сохраняющий их поистине неслитными сохраняемым [т.е. спасаемым] [53], поскольку Один и Тот же – по естеству пребыл бесстрастным и страстным, бессмертным и смертным, видимым и умопостигаемым, как естеством Бог и естеством человек.  И таким образом – сказать по-моему – почитает послушание Тот, Кто  по естеству Владыка, и навыкает ему в страдании, не только, чтобы спасти Своими [действиями] все естество, очистив от худшего, но и чтобы наше послушание испытать, изучив опытом нашего наше [54] (хотя по естеству и содержит в Себе все знание): сколько с нас требовать и сколько прощать, [приводя] к совершенной покорности, которой свойственно Ему приводить спасаемых ко Отцу, являя их подобными Себе силою благодати. Ибо действительно велико и страшно таинство нашего спасения. От нас требуется столько, насколько Он [стал] естеством как мы; нам прощается столько, насколько Он ради нас единством [Своей ипостаси соединил Себе] то, что свойственно нам. Εсли только привычка грехолюбивой воли (φιλαμαρτήμονος γνώμης) не делает немощь естества веществом злобы [55].

Такой мысли явно придерживается и великий сей учитель, подтверждая это нам нижеследующим. Ибо он говорит: "Ибо если и свет, светящий во тьме [56] жизни сей, гоним был по причине покрова иною тьмой (разумею лукавого и искусителя); то кольми паче тьма, как более немощная? И что удивительного, если при том, что Он избежал совершенно, мы бываем несколько настигаемы? Ибо по правому о сем рассуждению, для Него быть гонимым – больше, нежели для нас – настигаемыми" [57].

Примечания:
44. Фил.2:7.
45. Ср. Евр.5:8.
46. Слово 30,6 (р.п., стр.432).
47. Рим.7:23.
48. Слово 30,3 (р.п., стр. 430).
49. Ср. 2Пет.1:3-4.
50. Пс.73:12.
51. Ср. 1Кор.15:45.
52. В дальнейшем мы безразлично переводим греческое "ενέργεια" русским "энергия" или "действие".
53. Когда, например, спасался от гнева Ирода бегством в Египет (Мф.2:14-15) или когда, чтобы не быть побитым камнями, скрыся и изыде из церкви (Ио.8:59). В греческом тексте для "сохраняющий" и "спасаемый" употреблены однокоренные слова: "σώζων αυτάς αληθως ασυγχύτους σωζόμενος".
54. Ср. Евр.5:8.
55. Т.е. если не считать, что влечение ко греху стало частью человеческой природы.
56. Ио.1:5.
57. Григорий Богослов, Слово 30,6. (ср. р.п., т.2, стр.432). Смысл данного места в том, что если диавол, по причине покрова плоти, не увидел света Христова Божества  и потому гнал Его, как если бы Он был простым человеком, то тем более он преследует простого человека, который, будучи лишен славы божественного света по причине грехопадения, является тьмою.

Перевод с греческого архимандрита Нектария. Перевод выполнен по изданию: Bart Janssens (Ed.) MAXIMI CONFESSORIS AMBIGVA AD THOMAM VNA CVM EPISTVLA SECVNDA AD EVNDEM //CORPVS CHRISTIANORVM, Series Graeca, 48, Turnhout, Brepols Publishers, Leuven University Press, 2002. В настоящем переводе жирным шрифтом нами выделены цитаты преп. Максима из других авторов, в кавычках – прямые, и без оных – скрытые, а курсивом – из Священного Писания, причем даже в тех случаях, когда грамматические формы некоторых слов изменены самим автором или нами для согласования с общим строем фразы. Слова же в квадратных скобках привнесены нами для ясности.

Внимание! Все права защищены и печать перевода дозволяется только с разрешения редакции "Романитаса" и переводчика (Яшунского Р.В.). Вы можете связаться с нами по телефону +7(095) 2410236. При перепечатке в Интернете ссылка на сервер "Романитас" обязательна (www.romanitas.ru)
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение