страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Преподобный Ефрем Сирин
Поучение о том, что не должно соблазнять ближнего, и о правой жизни

Вступивших на поприще благочестия и возложивших руку на рало не должно обращать назад и полагать им препятствие достигнуть цели, - благоугождения Богу; а напротив того должно руководствовать их к совершенству. Ибо о таковых сказано: касаяйся вас, яко касаяйся в зеницу ока Его (Зах.2:8). Посему, кто не хочет нарушить заповедь Божию, тот да оградить себя отвсюду, чтоб не соблазнить другого, особенно же приступившего ко Господу Богу и избежавшего сетей мира. Иначе и он причтен будет к тем, которых укоряет Пророк, говоря: горе напаяющему подруга своего развращением мутным (Авв.2:15). Горе вам, веселящиися о злых, и радующиися о развращении злем, ихже стези стропотни и крива течения их, далече тя сотворити от пути праваго, и чужда от праведнаго разума (Причт.2:11-16). Чрез это делают они себя подлежащими гневу Божию, как изрек Господь определение Свое в Евангелии, сказав: уне было бы человеку, да жернов осельский облежал бы о выи его и ввержен в пучину морскую, неже да соблазнит единаго от малых сих, верующих в Мя (Лк.17:1. Мф.18:6). Ибо несказанный бывает от сего вред и ущерб.

Итак, опишем по возможности одно происшествие, чтоб в малом сем примере изобразить весь ход дела, и заключая о великости вреда, удерживать себя страхом, и не полагать преткновения или соблазна ближнему.

Был сын один у своих родителей, и они крепко его любили, потому что всю надежду свою после Бога на него возлагали, ожидая, что в нем исполнится самая лучшая и приличная последняя надежда их жизни, и что в детях его будут иметь продолжение и обновление своего рода. Но юноша, отвергнув вдруг все временное, пошел в пустыню и стал монахом, оставив по себе домашним невыносимую скорбь. Плачет отец, льет слезы матерь; внезапно лишены они всего, чем питала надежда; и рассуждают, что невозможно уже сыну быть тем же, чем был он до удаления в пустыню. Ибо невозможно уже ему управлять отеческим домом, и к чадородию он не способен; потому что отрекся от быта человеческого, и в такой мере облекся во святыню, что, хотя и в теле еще, но подобно мертвецам, заключенным во гробе, не может заниматься делами житейскими. Посему-то плачет отец, и матерь в слезах; оба жалеют, что лишились помощи от сына своего. Невеста, получив залоги обручения, покинута им. Если имел рукоделие, то работа теперь брошена. Если занимался торговлею; то она оставлена в небрежении. Если находился в военной службе; то теперь чужд ей. Если занимал какую почетную должность, то она пренебрежена. И дом доведен почти до упадка такою решимостью сына; потому что, все видимое и привязанность ко всему чувственному сложив с себя наподобие остриженных волос, и от всего обнажившись, вступил он на поприще благочестия, да приобрящет Христа, Господа славы. Итак стоил ли такой человек, чтоб его соблазнить и совратить? Нет! Кто ж возьмется за такое худое дело, и решится стать предателем и расхитителем этой доброй купли? Или кто дойдет до такой небогобоязненности, чтоб в человеке, который идет прекрасным путем, истребить усердие и доброе намерение, и сделать, что он, став чуждым для земного, не достигнет и неба? Ибо кто по отречении и удалении от мира начнет хромать в добродетели, а в скором времени соступит с прямого пути и обратит взоры вспять; тот и настоящей жизни послужит притчею, и до смерти, лишившись царства небесного, будет недостоин лика святых. Да и родителям нерадение его обратится в стыд. Друзья опечалены, а враги радуются его лености и отпадению. Домашние молят ему смерти, потому что, лишившись земного, не пошел к небу, и под видом благочестия наложил на себя диавольское иго. Отринув законный брак, живет в блуде и непотребстве, проводит дни в невоздержности и пиянстве. Оплакивают родители потерю и вместе погибель души его. А прельщенный в сердце своем и идущий кривыми путями ничем этим не трогается, но попирая благоговейную жизнь, облекается бесстыдством и не краснеет, ведя себя неблагоприлично. Не срамляется людей, и гнева Божия в уме не держит; поэтому и родителям не воздает должной и подобающей чести, и для духовного дела не оказывает себя достойным. Отсюда, наконец, рождаются укоризны произнесенному им обету, хулы на самую благоговейную жизнь, что страшно и выговорить. Как нечестивый, когда придет в глубину зол, всем пренебрегает; так и он, дошедши до такого бесстрашия, не ужасается, но подобен человеку, который продал все свое имение и купил себе многоценную ризу, а потом в припадке безумия покрыл ее заплатами из грязных рубищ, и носит уже ее не в похвалу и славу, но в осмеяние и укоризну себе. Кто не станет смеяться над человеком, который вчера препоясался на горе для служения единодушной братии в подражание Господу нашему Иисусу Христу, а сегодня окружен прислужниками, и служанки моют ему ноги, а он протягивает их на мягкой постели, и опять предался роскошной страстной жизни? Или кто не подвергнет осмеянию человека, который вчера заключился в келлии, и отказывался от свидания с людьми, а сегодня проводит время с нескромными женщинами и пиянствует в корчмах? Или кто не станет порицать того, кто вчера добровольно отринул житейское и целовал нестяжательность, а сегодня безвыходно стоит в судах, и с жаром отыскивает снова себе прав на то, что сам осудил, и ум свой от небесного преселил к презренному земному, и, ласкаясь к судьям, ходит за ними, как невольник, вместо молитвы и поучения в словесах Божиих, рассуждает с правоведцами, а простосердечие и незлобие заменяет хитростью нрава и речи? О, если бы хотя видимые судилища приводили нам на ум суд будущий, и возмогли мы избежать превратностей жизни сына. И домашние его ублажаются друзьями, особливо теми, которые видят превратности счастья живущих в мире, ублажаются, как принесшие дар Господу Богу. Весь род хвалится доблестями мужественного подвижника. С радостью расспрашивают у всякого встречного, а добродетель скрыться не может. Слышат усиливающуюся о нем добрую молву, прославляют за сие Господа, и подтверждают, что они - свои и родные подвижнику. Прославляют его люди чиновные, если он из чиновных; дивятся ему воины, если он из военных; хвалят его художники, если он из художников. Так добродетель преуспевших о Господе для всех делает любезными и славными. Поэтому увенчаются они славою и в царстве небесном.

Святой Ефрем Сирин. Творения. Т.3. Репринтное издание. - М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1994, сс.29-32. // Творения иже во святых Отца нашего Ефрема Сирина. Писания духовно-нравственные. - Сергиев Посад. Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1907.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение