страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Святоотеческое наследие

Преподобный Ефрем Сирин
О том, как монаху быть совершенным

По слав. пер. Ч.2. Сл.20.

Прошлого года приходили ко мне некоторые и просили сделать что-нибудь полезное для монастырей; но не было мне возможности беседовать с ними; потому что страдал я телесным недугом, и болезнь служила мне извинением в том, что молчал. Ибо кто видел тяжесть страданий, тот узнал причину молчания. В недавнем же времени пришло мне на память, что из других монастырей приходили за тем же самым. Поэтому, как поступить? Сказать ли особое слово последним, а тем в другой раз, или одним словом удовлетворить тех и других?

Но стыжусь рассуждать о том, в чем уже преуспели, чтобы не стать самоосужденным. Неприлично невежде учить мудрых, как и бедняку приглашать на пир богача. Я младенчествую еще разумом, они же удивляют своими успехами. Слова не установят истины, но истина обыкновенно дает твердость словам. Без лжи говоря, умею слагать слова, но не в силах показать отличительные признаки многообразной добродетели. Изображением добродетели служить дело, а слово - одна тень изображения; и в тени нет ни одной существенной черты, а есть только подобие таких черт.

Итак, что же? уклониться ли нам от выслушания просьбы, или не делать, о чем умоляли? Какой же будет нам от сего плод? Многие и послушание принимали на себя для упражнения в добродетели. А если обратим внимание на то, как что бывает в свете, то найдем, что и рабы дают в заем своим господам, и юные подают советы старцам, и ничего нестоящие люди содействуют в ином мужам великим. Народ составляется из людей разного рода, а слава бывает одна. Прославляемый выше прославляющих, и слава, став посредницею между тем и другими, сама тем украшается. Покажем опыт упражнения в слове, как воин показывает опыты воинского искусства пред военачальником. Пусть узнают, что можем говорить, не имея у себя дел. То одно признайте в нас полезным, что, любя истину, обвиняем сами себя. Прискорбно мне, что не сделано мною дело, для которого призван; и делая, боюсь, чтоб оно не было отвергнуто, как недостойное. Но откажусь ли поэтому? - Подчиненный не может противиться дающим о нем суд. Многое знаете вы, братия, уча самым делом; но желаете узнать и малое, находя удовольствие слышать слово. Скажу и я вам, что в пищу годен плод, а не листья, дающие тень; слова тоже, что листья, а дело - плод. Хотите ли узнать силу дела? Узнайте вкусив, а листья вводят в обман своим подобием. Сделаю удовлетворение вам, зная ваше смиренномудрие. Сознаю свою малость и дивлюсь вашей скромности. Скажу, что изобретение вам принадлежит; потому что от вас заимствует свою красоту. Бедны те, которые окрашивают [1] царскую багряницу, однако ж, она имеет нужду в сих людях ничего незначущих. - Приготовляющие царскую диадиму весьма недостойны, чтоб самим сделать из нее употребление, однако исполняют, что им приказано. Знаю, как земледельцы взрезывают землю плугами и волами; но я гораздо неспособнее к делу. Многие, по навыку, в подробности знают, что требуется искусством, но не в состоянии дать в этом отчет; иные, преуспев по причине частого занятия, изобрели искусства, или усовершили изобретенные; так и я предложу вам слово о вашем житии, об ином зная, потому что говорят другие, а иное присовокупляя и от себя в дар вашим трудам.

Житие монахов подобно ангельскому, и чин их - совершать Божию службу. Монах настоящую жизнь посвящает на служение Богу, и отдает ее в заем, чтобы получить в рост вечную жизнь; отдает Богу свое доброе расположение и удостаивается общения с Ним; за настоящие труды надеется получить вечные блага; по вере дает в заем земное, и восприемлет небесное. Одни монахи знают, какие уставы для божественного подвига на земле. Мореплаватели, плавая по морю, подвергаются неприятности; и монахи бедствуют, проводя жизнь в безмолвии. Что для тех море, то для них действие воздушных сил. Как тем ветры препятствуют продолжать плавание: так они борются с сопротивными в воздухе духами. О сем-то подвиге говорил Апостол, и наименовал духов злобы (Еф.6:12); обезопасил подвижника добрыми умащениями, вступающих в подвиг убедил вызнавать скрытную засаду. Монахи ведут борьбу, не видя сопротивников.

Каковыми же должны быть они? Не отказываюсь сказать, что думаю о сем. Это - пророки, обладающие духовным искусством, к которому не привычна плоть; они делают сокровенное дело, которого не видят и сами делающие; производят куплю не того, чем можно уже наслаждаться; напрягают труд в том, чего можно только надеяться; путь их - уразумение, а предел пути - согласие. Они преселяются на небо, и о них тысячи есть сказаний; многие, утаившись, избежали вражеских козней; другие, не вступая в борьбу, побежали, некоторые же из страха обратились в бегство; а иные уловлены в плен и опозорены; многие даже преданы смерти; немногие довершают весь путь, и редкие купцы возвращаются из странствия. Представь держащих путь среди варваров; таков и путь монахов. Два конца в виду у них, когда производят куплю, в чаянии, или приобрести великую прибыль, если будут иметь успех, или потерять и настоящее свое достояние.

В городах, на так называемых зрелищах, видал я борющихся со зверями; не меньшее предприемлют дело и монахи. Или вдруг обогащаются, или лишаются и жизни. И Апостол наименовал жизнь свою зрелищем (1Кор.4:9), в подтверждение нашего слова, что вступили вы в борьбу. Он назвал ее и поприщем (1Кор.9:24), сказал о себе, что подвизается (26). По битве уразумей, какое это позорище; по борьбе заключай, что это за подвиг; по зрителям составь себе понятие, какими делами занят привлекающий к себе зрителей; смотрят Ангелы и человеки. Не напрасно сказали мы, что жизнь монахов подобна ангельской. На что же смотрят Ангелы, как не на сокровенные дела? Смотрят на сети, какими обложено монашество, на коварные способы, на нападения и злокозненные всякого рода ухищрения бесов. Смотрят, как монахи избегают сетей, как, подобно зверям, перескакивают чрез них; как обращают в бегство сопротивников, как иных обличают, как поражают притворных друзей. - Вот на что смотрят Ангелы. А на что же смотрят люди? - Без сомнения, на дела человеческие; потому что на монахов воздвигаются гонения, помыслы, нищета, лишения, болезни, нестроения, обвинения, клеветы, оскорбления и тому подобное.

Весьма многотрудна жизнь монашеская. Если она ни худа, ни хороша; то расхищается. Если имеет подмесь; то как вино, разбавленное водою, скоро портится, и окиснув, бывает уже не драгоценною, но ничего нестоящею, не полезною, но вредною, не наслаждение доставляет, а неприятность. Жизнь нашу надобно сберегать, как вино. Не как случится, должна проходить она; не смеху надобно посвящать ее, не многословно, хотя бы и невинному, не частым изворотам, хотя бы и не хитрым, не рассматриванию различных вещей, хотя бы и не напоминающих об удовольствии, не многолюдству, хотя бы упрашивали окружающие. Ибо кто предан сему, тот, хотя не потерпит вреда, однако же не насладится и выгодами.

Знаю, что многие ленивые изнемогали, а иные трудящиеся приобретали себе упокоение. Но утружденные, если изнемогают от труда, то, по восстановлении здравия, имеют и приобретение и похвалу. Павел не отрицал в себе немощи плоти; впрочем, признавался, что соблюдается ему венец. Кто поленился трудиться, тот бессмыслен, и у мужественных почитается невеждою. Вот он не давал обета монашеской жизни; потому и не имеет ничего у себя и не несет нарекания, что не приобрел. Но если ленится давший обет, то подвергается и наказанию и взысканию за прохождение служения. Не знаете разве, что терпит ленивый воин? У него строго требуют исправности оружий, требуют попечения о коне, обо всем, что в обязанности воина: деятельности, подчинения, доблести. Не будет извинения монаху нерадивому, как и земледельцу, не возделывающему земли. Обновив плоть свою, монах, засевай в себе услаждение евангельским плодом. Не оставляй тела своего в бездействии, как поступил получивший один талант. Ибо получивший отпущение грехов и благодать, и предавшийся праздности, осуждается как виновный. Он стал воином Христовым, и пользуясь правами царского воинства, вознерадел о деле. Если Господь пощадит нерадивого и ленивого воина, то пощадит и монаха. Если Владыка щадит негодного раба, то пощадит и его. Если Владыка щадит ленивого раба, то пощадит и монаха. Подвергается наказанию земледелец за нерадение о посеве, воин за нечистоту оружия; не тем ли паче будем наказаны мы, монахи, если вознерадим? Вино стало худо: причиною тому сосуд, или место, или обмазка сосуда. Владелец вина изыскивает причину, и дознавшись, не попустит вину более портиться. Самый малый комар может отнять у вина сладость, и оно не одобряется уже при употреблении. Ничтожная причина часто бывает виною великих зол. Следствием малого нерадения бывают великие и неисцельные язвы. Пусть знают монахи, что они тоже, что рабы, земледелатели и воины Христовы, и обязаны быть готовыми на указанных им местах. И все люди рабы: но одни бежали от господина и служат иным, т.е., бесам; иные же приставлены к маловажной службе; некоторые в услужении у людей, став рабами рабов! А монахи - свои Богу, Божии служители.

Обратите внимание на данное вами обещание, и сознаете, что не лгу; послушайте Апостола, и ясно уразумеете сказанное. Умерщвляю тело мое, и порабощаю, говорит он (1Кор.9:27); и еще: плоти угодия не творите (Рим.13:14); и: облецытеся во вся оружия Божия (Еф.6:11): и: тако теку, не яко безвестно (1Кор.6:11). Сперва исполнил, а потом и научил тому. Вот всеоружие Божие - быть полезным и себе и многим. Если монах готов на дело свое; то и не готового избавляет от нашествия змия.

Монахам надобно быть земледелателями и воинами. Душа несравненно многостороннее плоти. Знаю людей, которые и делом занимаются и к брани готовы. Таковые были при Ездре; созидали они храм, и десницы свои уготовляли на врагов. И в колене Вениаминовом метко бросали копье обеими руками. Тем паче достаточно будет ума с готовностью исполнять многие духовные дела.

Если надобно сказать подробнее, то объясню вам дело примером семени. Сказали мы, что ведение души, приемлемое ею от Бога, по благодати, есть обновление души; а евангельское семя есть послушание заповедям. Ты приобрети пока послушание, а не заботься о дожде возращающем семя. Если угодно будет Богу дать рост в настоящей жизни, то препитаешь и других благодатью. А если отложить до будущей жизни; там пожнешь и будешь иметь всегдашнее обилие. Возделывай данную тебе благодать и, возделывая, охраняй от всего, вкрадываюшегося на ниву ко вреду ее. И муравьи тайно уносят семя, и вороны во время сна твоего похищают его. Поэтому с земледельческими орудиями имей при себе и военные орудия; заступом искореняй терны, а пращею разгоняй хищников. Иногда и змий расположится у тебя на ниве; ты не предавайся страху, но приди и прогони его, чтобы не оставался он у тебя. Если же попустишь остаться змию; то чрез него найдут себе вход и прочие звери; и пока медлишь, боясь их множества, приведут в запустение ниву твою, а тебе невозможно уже будет насладиться плодами трудов своих; потому что змий вырастит там лес и оснует свое жилище. Таким образом многие страны сделались непроходимыми, и многие поля в конец опустошены зверями. И Законодатель сказал, что истребление Хананеев должно производить понемногу, да не умножатся на тя зверие дивии (Втор.7:22). Если будете ленивы, братия, то сами дадите причину к запустению своему. Если пресмыкающийся сделает навык закрадываться к вам, то размножит свои порождения, наделает множество нор и займет землю твою; а на изрытом поле невозможно будет сеять; если же и будет что посеяно, то с ущербом для тебя, потому что плодородие приведено в упадок пресмыкающимися. Если не истребишь в скором времени обнаружившуюся в тебе страсть; произведет она струп. Если не залечишь малого загниения, даст от себя тысячи отпрысков и повредит весь твой состав. Ты заграждаешь здесь одну нору; а пресмыкающееся (так назвали мы страсть) сделает отверстие в другом месте; преграждаешь один вход, а оно открываешь себе много выходов. Поэтому и не можете преодолевать страстей; они произвели в вас застаревший струп. Поэтому и не уверены, что нива ваша будет многоплодна; сами, ни мало того не подозревая, дали вы опустошить ее. Упало у вас земледелие, и думаете, что такова человеческая природа. Писание говорит о чистоте; а вы предполагаете, что имеет оно в виду другое употребление. Писание свидетельствует о добрых делах, а вы не верите; дивитесь словам, и не показываете дел; почитаете сие написанным для того, чтобы удивлялись вы Богу, а не подвизались. Столько обленились рассуждающие так; стали содейственниками своих противников; они хуже ничего не делающих, потому что останавливают и портят дело.

Обратите внимание, монахи, на то, что сделал враг с Иовом, и узнаете, на какие борьбы вооружается он. Поелику ясно увидел, что оберегаются от пресмыкающихся и зверей; то ввел в борьбу подобное с подобным, чтобы омрачить и благочестивое подвижничество. Развратил некоторых монахов, и ими старается подчинить себе не развратившихся. Как скоро случается подобное, истинный монах не выдерживает нарекания многих. Если не истребить сего; то будет в непрестанной брани. Если прикоснется к проказе; то сообщится ему и зловоние. Если отринет от себя; то соблазн многих для него же обратится в худшее. Это - первая и величайшая злокозненность врага, что борьбу с ним привел в замешательство. Двух выгод достигает он сею хитростью: оставляет человека в беспечности, и истинного врага делает невидимым; а сим предуготовляет третье зло, именно же, что и доброе почитается подобным худому. Всеми же сими способами ополчается он против истины. Так довел до падения Адама; так низложил и Каина: первого чрез жену, а последнего чрез брата. Не умею и выразить жадности этого волка. Прихожу в ужас за вас, монахи: как терпите это? Изумляюсь, представляя, чему подвергаетесь при сих нападениях.

Прекрасно сказал Господь, что узкий путь вводяй в живот (Мф.7:14); вот теснота пути, как в зеркале, видна в слове. Горька монахам настоящая жизнь; иметь им собственность - опасно; отказаться от собственности - болезненно; убожество горько, скудость мучительна, подвижничество тяжело, воздержание многотрудно, строгость жизни не безопасна, молчание мучительно. Монах, если обличит, остается должником; если умолчит, ослабевает в ревности по Богу. Будет говорить? - это противно. Будет безмолвствовать? - это вредно. Правды сказать не может и не смеет не сказать. Змий во всем противопоставил подобное подобному: нестяжательности противоположил полезную куплю, бдительности клевету, подвижничеству самоубийство, молитве обвинение в праздности, правде оклеветание, любви злословие, страннолюбию беспечность; все смешал, во всем стал участвовать змий; добродетель обращена им в искусство, благоговейную жизнь ограничил одною одеждою. Монашеское житие в опасности рушиться; голова поставлена вместе с ногами, глаза и руки страждут недугом; приобретение собственности ослабило веру, употребление оной изменило подвижничество, самовластие делает насилия смирению; забота о временном совратила надежду.

Что будете делать вы, истинные монахи, при таком смешении? Куда убежите при таком безразличии? В пустыню ли? Но как? И там превозмогло худшее. Настоятели, как родные, с ревностью стараются о переменах, но ничего не изменили, потому что не содействуют им низшие. Присовокупите к сему, что происходит внутри, и узнаете, что безразличие во всем не презирается, как требовала бы добродетель; потому что многие велят идти иным путем. Деятельность телесная помрачила собою душевное дело; попечение о плоти ослабило внушения ума; совесть не берет на себя труда привести в сокрушение мысль; помыслы не спешат обратиться к покаянию для оплакивания многих грехов.

Потому и сам я, имея у себя вас, истинных монахов, прихожу в затруднение. Настоящее состояние есть образ плена. Ежели все имело прообразование и действительность, то и брани и последствия их были прообразованием и действительностью. Если Илия говорил, что один он остался; но Бог показал, что с ним остались и другие многие; а также должны мы разуметь и о Иеремии, что не один он был, но были с ним и многие другие: то подобно сему и о вас, рабы Божии, надобно верить, что имеем еще вас, хотя вы и не видимы; потому что и в израильском народе невидимы были подобные видимому Илии. Очевидно, что как те существовали действительно; так и вы, хотя бы и не сделались видимыми, однако же, сколько возможно, прилагаете старание. И я знаю таковых, но конечно не многих; верно же, что таковых много, но не вкупе они действуют. Иеремия оплакивал Иерусалим, по причине приближающейся осады; и вы, поступая также, предстательствуйте за нас; вы смущены нашими страстями, но радейте о нашей немощи.

Знаю, как сказал я выше, что душа без труда делит силы свои на разные действия: не может вдруг делать доброго и худого; но худое предприемлет, прикрываясь добрым. Так, храня поет, тщеславится, при воздержании гордится. Но не может пожелать и избрать вдруг и смиренномудрие и высокомерие. И Господь сказал сие: не можете двема господинома работати (Мф.6:24). О тех же, которые делают худое под видом добра, сказал, что это волки, приходящие в овчей коже (Мф.7:15). На такой-то образ действия смотря, как думаю, размыслив сам с собою, чтобы не погрешить, Илия убежал в чужую землю и упокоился там мыслию своею, и один соблюл себя добродетельным, ничем не возмущаемый, не сделал ничего низкого и не в беспечности проводил жизнь, как живший у чужеземцев, не смягчил строгого воздержания, как никем незнаемый. Блаженны совершенные, потому что во всяком месте пребывают они, как неповрежденные бисеры. Блаженны чистые сердцем; потому что даже и во тьме остаются они светлыми, как солнце. Иеремию не осквернила тина во рву; Даниилу ни нанесли обиды львы; трем отрокам не сделал вреда вавилонский огонь. И чувственные вещи показывают, что не могут вредить сопротивные духи, если вы и в Вавилоне, и вразумляете преобладающих, если вы и во Израили сокрыты, и бегая, обличаете нечестивых.

Рассудите, почему во Иерусалиме должны вы скрываться, а в Вавилоне говорить дерзновенно? Сему научит вас царь Давид; потому что с Голиафом поступил он враждебно, пред Саулом же вел себя смиренно; и представил на сие причину, именно же, что Саул был помазанник Господень, а Голиафа, как не ведущего благочестия, убил. Иных за то, что принесли весть о смерти помазанника Господня, он умертвил, а некоторых, хотя должны были умереть, пощадил.

Надобно ли решать сии загадки, или предоставить это вам самим? Что ж будут делать люди простые, не разумеющие их силы? Вы, как сказал я, и на деле знаете многое; но находящиеся с вами имеют нужду в объяснении.

В церкви, как Пророки во Иерусалиме, должно соблюдать безмолвие, а среди нас, когда просят у кого совета, говорить правду; при иереях, или мужах мудрых и благочестивых, должно вести себя смиренномудренно, как поступали и Пророки, но не лицемерить пред теми, которые имеют нужду в обличении. Если гонят нас приявшие власть от Господа, то побежим; а если гонят мучительствующие в мире, будем дерзновенны, как Даниил. Если станет кто говорить худо о служителях благочестия; то ради избравшего их себе почтем их как бы мертвыми. Если кому случится преследовать грех людей невежественных, то пощадим ради своего благородства. Вовсе не будем мстить за себя, как поступил царь Давид; пренебрежем сделанный нам вред. Распорядимся касательно служения бедным с рассуждением, как Апостолы. Меньше будем заботиться о роскошном столе; но приложим попечение о святом приношении, как Моисей. О сходящихся для насыщении чрева не будем радеть; но в препитании странных будем поспешны, как Авраам. В оказании снисхождения будем осмотрительны; но не откажем в снисхождении немощным, как поступил Апостол с Коринфянами. Если по нужде надобно изменить правило жизни, следует то сделать; но самим придумывать для себя правило не полезно. Когда должно, и себя не пощадим. Когда же сами собой располагаем; то как во всем недостаточные, если будем побеждены, не станем отчаиваться; и если приобретем успех, не будем надмеваться; потому что должны ожидать себе того и другого. Братий будем вразумлять, как соучащиеся, падающих же исправлять, как учители. Равнодушием своим не будем причинять вреда мирянам, но делами научим их уважать благочестие. В обращении будем не угрюмы, в общежитии удержим приличный нрав. Не будем утаивать славы Божией, но не станем высказывать собственного своего жития. Делать будем, не как невежды, а говорить станем, как люди простые. Не поспешим показаться хитрыми, но возжелаем научиться как благоразумные. Сходясь с другими, не будем пытливы, но не станем давать и глупых ответов. Будем трудолюбивыми, но в делах обыкновенных не более, чем в деле Божием. Не станем извращать Божией службы, потому что не имеем досуга; но если можем то и другое сделать хорошо, не будем двух дел заменять одним. Если хорошее дело препятствует другому лучшему, не уважим меньшего. Будем говорить, когда надобно, чтобы знать, кто говорить, когда и не нужно. Будем молчать, когда должно, чтобы узнать пользу безмолвия. Дело измерять будем трудами, и узнаем, какая от него польза. Выгоду будем оценивать, смотря по удовлетворительности; и узнаем, какая польза от нашего подвига. Когда трудимся сверх меры; то даем повод винить нас в ненасытности. Если нравится нам изобилие; то легко будем уловлены при скудости. Если будем брать; то отречемся давать. Если приятны нам дары; то не будет приятною справедливость. Если кто дает тебе ради Бога; то прими, как бы для передачи Богу. Когда снабжает кто тебя по общительности благочестия, делая подобное сему, не останешься в долгу. Если принимаешь что, бери сие открыто, и избежишь сребролюбия. Если снабжаешь кого; давай тайно, и избежишь тщеславия. Если не обольщаешься, когда тебе льстят; то не поскорбишь, когда злословят. Если снабжаешь других беспристрастно; то и сам будешь брать бесстрастно. Если делаешь благодеяние не по пристрастию; то не превозносись, когда тебя хвалят. Кого почитаешь, почитай не ради воздаяния и не требуй себе чести. Кого уважаешь, не льсти ему ради богатства. Кого любишь, люби не ради какой-либо потребности, и да не будет у тебя притворства. Кого приобретаешь, приобретай не ради себя, и избежишь яда самолюбия. Если благодетельствуешь ради Бога; то узнаешь и о каждом, чего он достоин. Если сам будешь поступать искренно; то узнаешь обманщиков. Если завет выполнишь; то и благочестию послужишь, как должно. Если, согрешив, будешь мучиться; то узнаешь покой, ведя себя хорошо. Если обличения будешь принимать с приятностью; то других станешь обличать с приязнью. Если перенесешь злословие; то узнаешь путь долготерпения. Если терпеливо сносишь людскую злобу; то узнаешь благородство доброты. Если не обременишься неразумным, то в состоянии будешь сделать его благоразумным. Если не приводит тебя в движение пустое слово; то не сделаешь и пустого дела. Если возненавидишь безумных; то не исправишь душу. Если не возлюбишь ближнего; то не узнаешь, как любить самого себя. Если не почтишь праведника; не уразумеешь, как служить Богу. Если не подаешь нуждающемуся; то не знаешь, что и сам ты человек. Когда печалишься над мертвецом: вспомни собственную свою природу. Когда не радуешься, видя согрешающих; позаботься о совершенстве. Когда стараешься научиться добродетели; тогда представляй скудость ума своего. Учись у святых и проси Божией благодати на совершение дела. Представь свою греховность, и призывай в помощь Бога. Уразумей свою природу, и не уклоняйся от Божией благодати. Погрешив по незнанию, не оскорбляйся как человек; успев в добром, не хвались паче человека; и успехами не хвались, и при погрешности не отчаивайся. Не гордись Божиею благодатью, и не вдавайся в нечестие. Не превозносись в славе; и не впадешь в отчаяние. Бегай лжи, как змия, и войдешь в рай. Не скоро верь сказанному, и не со всяким говорящим с тобою соглашайся. Не вдруг обещай, и скоро исполняй. Не вдруг верь, и, не сокосня, стой в истине. Старайся узнавать дело в ясности не для того, чтобы дать суд, но чтобы не осудить. В суде будь лучше последним. Если удержишься от суда, то себе самому окажешь милость. Бегай тяжб, но не отрицайся защитить притесненного. Если будешь судиею, то будь, как советник. Если призван на совет, будь благосклонен, как отец. Подавая совет, не произноси решительного приговора, потому что не знаешь тайн Божиих. Пересказывая дело, изъявляй сомнение, и не легко подпадешь укоризне. Учи, чтоб самому научиться, и доставишь пользу слушателям. Под сомнением рассуждай о том, чего не знаешь; если и ошибешься, не потерпишь вреда. Соглашайся лучше умереть, нежели поддаться зависти. Соглашайся лучше понести ущерб, нежели дать клятву; потому что благочестие не остается без отмщения. Деятельно ревнуй о добре, и столько же имей ненависти к злу. Если дашь клятву в случае необходимости; то будет у тебя твердое оправдание. Если сделаешься судиею по нужде; то избежишь осуждения после суда. Если увлечен ты другими; извинись, как человек. Если пал мыслию; укажи на свою природу. Лучше быть судиму, как премудрому, нежели быть осуждену, как мудрому: лучше заслужить презрение, как неопытному, нежели подпасть наказанию, как опытному. Если солгал; признайся. Если владеет тобою страсть; не скрывай сего от слушателей. Если сознаешь что за собой, живи не беззаботно. Если нет у тебя сотрудника; один прими на себя большой труд, и что сделали бы двое или трое, не поленись сделать это один. Впадая в погрешности, не скрывай сего от людей; себя же открывай, сколько должно. Сделав проступок, не утаивай его от Бога, чтобы и Бог не скрылся от тебя во время нужды. Не хвались своею праведностью, чтобы не быть осуждену, по требованию совершеннейшей. Не хвались благоразумием, чтобы испытание, какому подвергнешься, не превзошло твоего предложения. Согласись лучше идти на меч, нежели отдаться в плен гневу. Гнев лучше скрыть в сердце, нежели выказать. Лучше самому попасть в сеть, нежели ставить ее другому. Если с тобою благодать Божия; то ничему не подвергнешься. Предусматривай будущее, как человек разумный; наблюдай настоящее, как человек смертный. Испытывай друзей, и примиряй врагов. Обличай скромно, и в связи с другими вступай благочестно. Не вовсе порицай людей худых, и не всегда хвали добрых. Будь не очень открыт с теми и другими, но и не несведущ в образе их мыслей. В благорасположении не будь пристрастен, и не возбудишь к себе ненависти. Не присматривай за другими, и не будут подозревать в тебе врага. Не спеши вызнавать дела всякого, и не будешь предателем себя самого. Не имей желания понять дела всякого, и не потерпишь вреда. Не старайся постигнуть тайну, и не будут почитать тебя предателем. Если будет при тебе ссора; не входи в исследование причин. Если кто, во время ссоры, обратится против тебя; не раздражай его. Если друг спрашивает тебя, как отмстить; не будь ему содейственником. Если враг грозит тебе; не падай духом. Если увидишь обман; не тотчас обличай. Если узнаешь, что многие составили злой умысл; не выходи на встречу им путем не гладким. Если восстанет против тебя мятеж; не полагайся на силу своего слова. Если попадешься в руки людям лукавым; не сопротивляйся, надеясь на свою крепость. При народном разделении, с самого начала не принимай участия. Во время ссоры сильных не будь при них. На бесчиние юных смотри не снисходительно, но строго. Не услаждайся пустословием. Не сиди там, где идет страстный рассказ. Не ищи себе удовольствия в смехе. Не посевай в себе лености. Не ищи приятности в шутках, чтобы не сделаться тебе рассеянным. Не учащай на городские улицы, чтобы не возвратиться оттуда преданным страсти. Не люби многолюдных собраний, потому что производят в душе смущение. Люби молчание, чтобы совесть была в тебе, как учитель. Избегай многословия, чтобы не сделаться забывчивым. Избегай пиров, чтобы не стать блудником и без женщин. Отказывайся от излишних собеседований, чтобы не сделаться тебе неправедным судиею, не имеющим его власти. Отрекайся от разговора с женщинами, чтоб не иметь и страстного сна. Не часто ешь, чтобы не омрачить тебе своего ума, и не помногу принимай пищи, чтобы плоть свою не обратить в грязь. Воздерживайся от припоминания неприличных тебе яств, чтобы не сделаться страстным. Воздерживайся от желания наслаждаться трапезою, чтобы не стать тебе угодником порока. Большую часть времени проводи в уединении, чтобы, когда будешь в обществе, узнать тебе пользу того и другого. Не всякому доверяй, но дозволяй свидание с тобою всякому, кто пожелает. Не для свиданий, чтобы не забыть безмолвия; не распространяй надолго бесед, чтобы не утратить времени для собеседования с Богом. Если не припадешь к Богу в молитве, то читай в безмолвии. Когда же начинаешь читать Божие Писание, старайся читать, как обязанный пересказать, что слышал. Когда предстоишь Богу, представляй себе служащих земным властям. Из примера рабов и владык заключай о своем предстоянии. Из примера учеников и учителей познавай, что принадлежит Богу. Из примера земных друзей познавай, как неотлучно должен ты предстоять Богу. По плотским нуждам оценивай потребность души. Каким видишь тело в скудости? представляй, что и мысль имеет нужду в пище. Какие наблюдаешь правила в принятии пищи, смотря по телесной немощи? так и уму предлагай трапезу. Как рачительный о ниве, будь рачительным и о душе. Как должник, взявший в заем что-либо вещественное, будь должником и благочестия. Как оберегатель своего здравия, будь тем же и для ума. Как попечитель детей, старайся быть попечительным и о добрых делах. Как приставник над рабами, будь приставником и над незаконными порождениями. Как блюститель города, имей попечение и о добродетели. Как обуздатель скотов, смотри и за страстями. Как обуздатель упрямых животных, будь им и для свирепых страстей. Как пастырь, поддерживай плоть свою бесстрастием. Как страж сокровища, будь стражем веры. Как осмотрительный военачальник, подвизайся в деле брани. Как знаменитый ратоборец, старайся не обесславиться. Как мудрый учитель, не попускай, чтобы осудил тебя первый с тобою встретившийся. Как добрый воин, будь готов на сопротивника. Как мудрый строитель, изведай силы свои. Как смышленный приставник дома, узнай обилие плодов своих. Как истинный купец, разумей дело купли своей. Как благорасположенный служитель дома, исполняй свои обязанности. Будь внимателен к обузданию плоти, чтобы всадника - ума не ввергла она в опасность. Взирай на члены свои, как укоритель, чтобы не исчезла красота добродетели. Владей чувствами, чтобы, подобно воинским орудиям, не приняли в себя тлетворной ржавчины. Наблюдай над душою, чтобы не потерпеть тебе предательства от злокозненности [2].

Постарайся иметь Божию благодать, озаряющую твой ум, чтобы не быть тебе осмеянным; услуживай ей, как своему хранителю, чтобы оскорбленная тобою не оставила тебя; чти ее как наставника в невидимом, чтобы (в отсутствии ее) не претыкаться тебе, как во тьме; без нее не решайся начинать подвиг, чтобы не умереть тебе позорно; без нее не вступай на путь добродетели, потому что змий злоумышляет против тебя, с нею только приступай к попечению о душе, потому что многие обольщают ум свой подобием добра. Если она не с тобою, когда плывешь морем, то бесполезны будут труды твои. Если не умащает она тебя, когда идешь против врагов, то много потрудившись, со стыдом будешь плакать. Если не будет ее с тобою, не узнаешь коварства змия. Будь готов повиноваться; потому что все покажет тебе она в ясности. Будь внимателен к ее завету; и скорее избавишься от забот. Введи ее к себе для сожительства; и доставит тебе непостыдное общество. Постарайся иметь ее сестрою себе, как сказало Писание (Прит.7:4); и укажет тебе путь к Отцу твоему, соделает тебя сыном Всевышнего. Если сделаешь ее сестрою своею, как матерь даст тебе сосцы свои, и как младенца охранит тебя от злоумышленных, воспитает тебя, как беззаботное дитя, и образует из тебя совершенного мужа. Вверься нежной любви ее; потому что она начало всякого стяжания. Ты пока не видишь еще любви ее; потому что младенцы, сосущие млеко, не знают матерней попечительности. Будь долготерпелив, предоставь себя воле ее, и тогда уразумеешь ее благодеяния. И дети не знают, как их воспитывают, но, возрастая, приходят в удивление, когда возмужают, и естественные расположения обращают в произвольные. И ты, если будешь ждать, узнаешь пользу.

Научись из примера Иосифова. Когда Иосиф пас стада, благодать не вдруг возвела его на высоту, но обучала его многими предварительными уроками. Юноша не знал, что будет, но предоставлял все ей, как она хотела. Когда возложила на него венец, как на царя, тогда постиг ее пользу. Когда вверила ему престол владычества, тогда познал свой плен, и что у нее был под испытанием. Как матерь обучает рукоделию; так и его благодать терпением обучила благочестию; как учитель наказует своего сына; так благодать томила его в рабстве. Как отец бьет сына, чтобы стал мудрым; так благодать ввергла его в скорби. Он держался прекрасных ее внушений, и она почтила его как первородного сына. Благодать показала, каких он свойств, и соделавшегося сыном поставила царем. Сама с ним царствовала; почему до конца преуспевал он. Не оставила его во время его начальствования, потому что и он в нужде возлюбил ее завет. Вразумление ее принимал, как от матери; и потому наследовал ее благолепие. Переносил гнев ее, как от учителя, и стал мудрым учителем невидимого. Не знал, что касается кого-нибудь в частности, и, послушавшись ее, узнал, что простирается на всех вообще человеков. Что она делала, того не знал; и под конец давал советы царям, что им делать. В каком положении сам он, то было ему неизвестно; а потом возвещал, в какое время что будет со всеми людьми. Не постигал, сколькими проходил сам путями; и ясно отвечал, сколько и каких пройдет лет.

И что без благодати никто не знает невидимого, сие покажут опять его же деяния. Мудры были Египтяне, но, не вступив в союз с нею, стали глупыми. Думали о себе, что знают и невидимое, как волхвы; но оказалось, что знание их повито тьмою. И Павел сказал, что есть духи злобы (Еф.6:12), желая научить нас, что и они имеют ведение о невидимом, но не твердое, потому что ничего не познали в совершенстве.

Еще научаемся из примера Иосифова, что благодать Божия побеждает нашествия всех сил невидимых. От нее ничто не сокрыто; и потому, кто имеет ее, тот не потерпит вреда. Она не может также утаиться, потому что есть свет, и не потребляется тьмою. О подобных Иосифу говорит и Павел, что духовный востязует вся, а сам той ни от единаго востязуется (1Кор.2:15). Если бы знали мы, каков суд Божий; то осудили бы суд мирской. Египтяне - учители младенцев; но Иосиф показал, что они не могли быть и учениками. Если они, учители, неразумны и несмысленны. то тем паче их ученики. Не имея силы, сложили они благозвучные слова. И блудные жены, не имея красоты, употребляют для обольщения наряды. Иосиф, будучи не книжным юношею, при помощи Божией благодати, препобедил старцев египетских. И Апостолы были не ученые и не книжные, но преодолели многоречивых фарисеев, сказав: сами судите, справедливо ли не говорить, что знаем и не делать, чему научились к исцелению людей (Деян.4:20); и те умолкли. Та же благодать была и во святых; ибо Христос сказал, что Дух Святый, пришедши [3], научит всему (Ин.14:26). И Апостол говорит, что имеем Духа Божия, и потому знаем все (1Кор.2:12). Он сказал: не имеем духа мира, давая нам знать, что мудрецы египетские, наученные сим духом, ничего не познали: и миру приписал дух, потому что и о людях и о животных говорится, что имеют душу. Именование: дух, собственно принадлежащее Богу, не служит в предосуждение благодати Божией; не по именованиям познаются дела, но по делам наименования.

Уразумейте из примера праведного Иосифа, что в искушениях должно вам познавать благолепие благодати. Знаю, что многие желают стать ее сынами, но надобно не желать только, а готовиться. Знаю, что многие наименовались ее сынами по вере, но наследниками ее делаются не многие, по причине своего нерадения. Не всякий, возмужав, почитает матерь свою; так и благодать, хотя воздоила многих, но редкими бывает чтима. Не всякий разумеет болезни рождающей, и труды воспитывающих; так и из нас не многие благодарны за ее благодеяние.

Если желаете знать, в чем дело благодати, то пусть опять будет нашим путеводителем Иосиф. Как матерь, промышляет он о всех, и о добрых и о худых; потому и Египтян снабжал пропитанием. Благодать не много имеет таких наследников, с которыми может вместе радоваться; если живут беспорядочно, она терпит; если нечествуют, отвращается, впрочем не заключает своего недра, чтобы мы не умерли. Если с неблагодарными такова; то почему боимся ее сообщества? Если к оскорбителям милостива; то почему не возьмем себе в мысль, что на любящих ее изливается она вся?

Не будем впадать в уныние, когда она скрывается; не будем нерадивыми искушаемые, когда она вразумляет. Знает она, что полезно; и природа наша известна ей; знает меру каждого, и столько дает к наслаждению. Медлит благодеянием, скрываясь от нас, для нашей же пользы. Терпит, когда на нее ропщем, и, как врач, не дает больным хлеба и вина. Поймите, что говорю, чтобы не тратить времени на объяснение того, что само собою явно: какая это благодать, какая природа, какое знание, какое произволение, какое утверждение, какое причастие. И Павел сказал, что разделения дарований суть (1Кор.12:4), и что даются они на пользу. Поэтому не будем вдаваться в неверие, не приемля; и приемля, не будем домогаться подобного, и приходить в недоумение по причине различия, думая, что не одна и та же благодать; но будем обращать внимание на времена, на людей, на нравы. Не властвует теперь Египтянин, не страждет голодом Хананей, нет праведного Иакова, нет рода израильского, долженствующего выйти из Египта и наследовать землю ханаанскую; нет братьев пастырей, нет купцов мадиамских, нет Иосифа, которому бы сообщались вдохновения в сновидениях, Из прочих книг Писания уверяемся, что благодать одна и та же, и что вера одна и та же. Если бы все было однообразно, могли бы мы подумать, что распоряжается не промысл, но природа. Но как Авель сподобился благодати, так что и по смерти кровию своею беседовал с Богом, а Енох преложен, чтобы не видеть смерти, и Ной благодатию спасен от потопа; так и в настоящем состоянии велико различие дарований, потому что и произволение различно.

По благодати будем заключать и об испытании. Не все впадают в одни и те же искушения; потому что не все достигают одинакового разумения. Об одном венце состязуются, но подвизаются и борются различно. Из примера плавающих по морю уверьтесь, что море одно, но в образе плавания бывает разность. Все корабли одинаковы, но, пользуясь попутным ветром, одни подверглись опасности, а другие спаслись от крайних опасностей. Многие корабли, плывя одним ветром, не одинаковую имеют скорость. Местоположение, прибрежные горы, приводят в движение и ветры и волны, и полагают препятствия или помогают искусству кормчих. Имеют на это влияние и самое устройство кораблей; и парус, и малейшая часть руля. Так из всего делается для нас явственным ваше состояние.

Поэтому, если не достает чего в сказанном, сами дополните. А я, как невежда в искусстве, что знал, то и написал из любви к послушанию; по этой любви и решился на сию опрометчивость; но думаю, что при вашем ходатайстве, никто не будет порицать меня. Поелику не мог отказаться, то вошел отчасти в исследование; но не удивительно, если, желая сказать точнее, в ином и преткнулся. Не отрицаю в себе немощного естества, не хвалюсь делами, не требую подражания; слово мое к вашим услугам. Если жизнь не подтверждает слова моего; то вы воспользуйтесь напоминанием. Пусть слово будет зеркалом обычных ваших деяний, и в нем, как в прозрачном веществе, увидите невещественную вашу добродетель. Дивитесь, узнавая при чтении себя самих: отыскивайте ошибки писавшего; недостатки слова исправьте делом, обличайте невежество изображавшего черты добродетели; изъявляйте свое презрение к описывавшему совершенные деяния несовершенным словом; но примите во внимание усердие, и не укоряйте за неведение; замечайте неопытность, и не отвергайте того, что сделано. Вы наделите меня, чем сами обилуете несомненно. Снабдите щедро прилежными молитвами и отеческою любовью, которыми вы богаты; потому что я и при скудости не отказал вам в беседе, и хотя сам беден, дал в заем богатым. Не желаю уплаты всего долга, а прошу вознаграждения; домогаюсь не похвал, но молитв; хочу не плату получить, но удостоиться милости. Не знаю, соответствует ли дело мое вашему приказанию, но представляю себе, что желая меня снабдить, велели мне сказать слово, тогда как сами не имели нужды в напоминании. У кого целый источник, тому не нужна капля. Кто пасет целое стадо, тот не нуждается в молоке. Кто преломляет хлеб, тому нет нужды в крохах. Кто держит свой пчельник, тому не нужно узнавать от других, какой у меда вкус. Кто владеет бисером, тот не будет утруждать себя для жалких оволов. Уделите мне плодов вашего делания, потому что вам отдан рай. Снабдите меня душевною пищею, - вы, питающиеся плодами древа жизни. Как все видимое временно, так и слово мое к вам. Но вы сделаете его вечным, потому что делами своими сообщите ему вечное пребывание.

Примечания:
1. Славян, перевод показывает, что вместо βαστάζοντες надобно читать здесь βαπτόντες.
2. По изданию Ассемана здесь оканчивается Слово, а следующее составляет особое Слово под заглавием: περι της Θειας χάριτος. Т.III. р.42.
3. Славянский перевод показывает, что вместо παραλενόμενα надлежит читать παραγενόμενον.

Святой Ефрем Сирин. Творения. Т.2. Репринтное издание. - М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993, сс. 401-424. // Творения иже во святых Отца нашего Ефрема Сирина. Писания духовно-нравственные. - Сергиев Посад. Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1907.
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение