страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

БЛУД

"Храм Божий свят: а этот храм - вы"

(1 Кор. 3, 17)

Будем подвизаться о чистоте даже до смерти и храниться от всякой нечистоты, которая не свойственна естеству, по словам первенца между пророками-Моисея. В особенности будем остерегаться разврата. Ангелы пали и низвергнуты из своего состо яния славы и чести, позволив очам непозволительное воззрение. Нет ничего хуже, как смотреть с вожделением на женщину. Многие погибли из-за женщин... Не будьте рабами скверных нижеестественных страстей, ни постыдных похотений, столь мерзких перед Богом. Имя Божие напишите на сердцах ваших;

пусть непрестанно раздается внутри вас голос: "вы храм Божий" (1 Кор. 3, 16) и место Святого Духа. Человек, обольщенный нечистым вожделением, перед Богом подобен бессловесным скотам, лишенным всякого сознания. Преподобный Антоний Великий (82, 17).

Блудная брань усиливается от пяти причин: от празднословия, тщеславия, многого сна, от склонности к красивой одежде, от пресыщения. Желающий отстранить от себя брань блуда пусть хранится от упомянутых поводов к ней... ибо страсти держатся одна за другую, как звенья в цепи. Преподобный авва Исаия (82, 152).

Апостол сказал: "блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым" (Еф. 5, 3). Блуд-это грех, совершенный телом. Нечистота-это страстное осязание своего и чужого тела, смех и свободное обращение с другими. Инок должен сохранять непрерывное трезвение, чтобы не ослабеть во внимании, чтобы страсти не нанесли ему какого-либо вреда. Изречения безымянных старцев (82, 385).

Любодеяние воспламеняется сначала в душе сластолюбца, а потом производит телесное растление (4, 162).

Дух блуда не ограничивается тем, чтобы подвергнуть бесчестию одного, к нему тотчас присоединяются товарищи; пиры, пьянство, постыдные рассказы и непотребная женщина, которая вместе пьет, одному улыбается, другого соблазняет и всех распаляет к тому же греху,-неужели мала эта зараза, маловажно такое распространение зла? (4, 167).

Женщина, наряжающаяся для того, чтобы возбудить к себе вожделение невоздержанных, уже любодействует в сердце своем. Святитель Василий Великий (5, 106).

Блудник вредит сам себе, сам себя пронзает стрелой бесчестия. Вор решается на воровство, чтобы питать тело, а блудник заботится об ограблении собственной плоти. Любостяжательного побуждает к хищению мысль о корысти, блудодеяние же наносит ущерб чистоте тела. Завистливому причиняет страдание слава другого, а блудник сам совершает собственное бесславие. Ибо что бесчестнее бремени блуд одеяния? Святитель Григорий Нисский (23, 453).

"Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог" (1 Кор. 3, 17),-говорит Священное Писание... Усиленно сопротивляйся демону блуда; не соглашайся увлечься помыслом, потому что от искры разгораются угли и от дурной мысли умножаются дурные пожелания. Старайся истреблять и воспоминания о них (25, 202).

Прелюбодеяние искореняет в себе тот, кто обращает глаза вниз, а душу-к Господу (26, 228).

Прелюбодействующие чувствуют стыд, если их видит хоть один человек; в каком же стыде должны предстать они там, когда будут взирать на них небо и земля? (28, 101).

Совершенно удалите от себя прелюбодейства, потому что в ров погибели ввергнут они тех, которые остаются виновными в них. Преподобный Ефрем Сирин (28, 114).

Если тебя борет блудная страсть, удручай тело подвигами, со смирением припадая перед Богом, и обретешь покой (34, 97).

Если ощущаешь в себе блудную брань, то непрестанно удручай себя бдением, голодом и жаждой, смиряясь перед всеми. Преподобный авва Исаия (34, 210).

Горе блуднику, оскверняющему брачную ризу! Со стыдом изгоняется он из брачного Царского чертога (48, 254).

В твоей власти или накормить [демона блуда] непотребными делами, или с гневом обратить его в бегство молитвами, псалмопением, постом, бдением (49, 78).

Столп опирается на основание, а блудная страсть покоится на пресыщении.Преподобный Нил Синайский (67, 235).

Прелюбодейство... нарушает условие брака, унижает благородство детей, расторгает родственные связи и расстраивает всю человеческую жизнь. Преподобный Исидор Пелусиот (51, 132).

Мы удаляемся от Бога не местом, но делами. Ибо первое невозможно, как сказано у пророка: "Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?" (Пс. 138, 7). Но грехи отлучают нас от Бога (116, 188).

Взирающий на женщину с вожделением, будет ли он мирянин или монах, будет одинаково наказан за прелюбодеяние (35, 107).

Когда муж обращается сердцем к другой, то, разделяясь в душе и управляемый уже самим диаволом, наполняет свой дом всякой скорбью. А если и жена увлечется подобной же страстью, то все переворачивается до самого дна (38, 594).

Искушения этого греха сильны, и ничто не волнует так (юношеского) возраста, как эта страсть. Поэтому оградим их (юных) отовсюду советами, увещеваниями, страхом и угрозами (38, 800).

Зачем засматриваешься на чужое лицо? Зачем стремишься в пропасть? Зачем ввергаешь себя в сети? Ограждай свои глаза, прикрывай свое зрение, положи закон очам своим, послушай Христа, Который, угрожая, приравнивает бесстыдный взгляд к прелюбодеянию (39, 182).

Что пользы в удовольствии, если оно... подвергает непрестанному страху, вечному мучению? Не гораздо ли лучше, немного воздержав силу своих помыслов, удостоиться вечной радости, чем за малое удовольствие от порочных пожеланий мучиться бесконечно? (39, 182).

Кто любит смотреть на красивые лица, тот больше всего сам разжигает в себе пламя страсти и, делая душу пленницей страсти, вскоре приступает и к исполнению пожелания (41, 191).

Если хочешь смотреть и услаждаться взором, то смотри постоянно на свою жену и люби ее; этого не воспрещает никакой закон. Если же будешь взирать на чужую красоту, то оскорбишь и свою жену, отвращая от нее взгляд, и ту, на которую смотришь, так как касаешься ее вопреки закону (41, 193).

Не говори: что в том, если я пристально посмотрел на красивую женщину? Если ты прелюбодействуешь в сердце, то скоро осмелишься совершить это и плотью (41, 193).

Блуд находит помощника в свойстве тела.... Где блуд, там обитает диавол (43, 900).

Не обижай себя, человек, не отвергай всеоружия Духа Святого, чтобы враги легко не победили тебя; возьми щит покаяния, и отрази стрелы похоти (43, 900).

Избегай блуда, оскверняющего нашу душу и тело; блуда, удаляющего нас от Бога и от святых; блуда, который уготовляет для нас вечный и неугасимый огонь (43, 917).

[Прелюбодеяние есть] следствие тщеславия, чувственного разжжения и чрезмерного сладострастия (45, 19).

Блуд делает людей бесчестными, жалкими, смешными и презренными у людей, делает то, что мог бы сделать враг. А часто блуд ввергал в болезни и опасности. Многие даже погибли от блудниц (45, 341).

Избегай прелюбодеяния, помня, что, впадая в него, ты одновременно становишься и нарушителем закона, и убиваешь свое тело, и позоришь себя, и душу свою подвергаешь мучениям, и бесчестишь свой род, и прогневляешь Бога (45, 953).

Если твой брат соблудил, не поноси его обидными словами, не насмехайся над ним. Ты не доставишь этим ему нимало пользы, но только повредишь ему (45, 126).

Подумай, как сможет блудник войти в церковь после общения с блудницей? Как будет простирать к небу руки, которыми обнимал ее? Как посмеет молиться устами, которыми целовал блудницу? (46, 682).

Если бы это была нечистота только телесная, ты мог бы, как и следует, очистить себя омовением. Но так как блудник загрязнил и сделал нечистой всю душу, пусть ищет такого очистительного средства, которое могло бы смыть скверну ее. А если он не сделает этого, то хотя бы исходил все речные источники, не в состоянии будет удалить даже и малейшей части этого греха (46, 682).

Лучше, конечно, совсем не быть знакомым с этим мерзким грехом. Но если уж кто поскользнулся, пусть употребляет впредь такие средства, которые могут устранить самую сущность греха, обещая никогда больше не впадать в этот грех. Если же мы, согрешая, хотя и осуждаем совершенный грех, но опять принимаемся за то же, то нам не будет никакой пользы от очищения. Святитель Иоанн Златоуст (46, 684).

Нам предстоит подвиг против духа блуда, эта брань более продолжительна, чем другие, постоянна и жестока. В ней весьма немногие одерживают совершенную победу. Начиная беспокоить с юного возраста, она не прекращается до тех пор, пока не будут побеждены прочие страсти. Поскольку нападение бывает двоякое, на тело и на душу, то и сопротивляться надо двояким оружием, иначе нельзя одержать победу, только если и тело, и душа будут бороться вместе. Одного телесного поста недостаточно для приобретения или сохранения чистоты целомудрия, если не будут предшествовать сокрушение духа и постоянная молитва против этого нечистого духа. Потом необходимы продолжительное размышление о Священном Писании с духовным разумением, труд и рукоделие, обуздывающие непостоянные блуждания сердца. А прежде всего в основание должно быть положено истинное смирение, без которого нельзя победить никакого порока (53, 73).

Если хотим законно подвизаться духовным подвигом и победить нечистого духа блуда... нужно надеяться не на свои силы (ибо это невозможно совершить человеческим усилием), но на помощь Божию. Ибо душа неизбежно терпит нападения от этой страсти до тех пор, пока не осознает, что она ведет войну, превышающую ее силы, и не может одержать победу собственным старанием и трудом, если не будет подкреплена помощью и защитой Господа (53, 75).

Исправление этого порока-блуда главным образом зависит от совершенствования сердца, из которого, по слову Господа, исходит болезнь... (Мф. 15, 19). Следовательно, сначала надо очищать сердце, в котором находится источник жизни и смерти, как говорит Соломон: "Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни" (Притч. 4, 23). Ибо плоть подчиняется его произволению и власти и потому с особенным усердием надо соблюдать строгий пост, чтобы плоть, противясь внушениям души, бесчинствуя, не изгнала своего правителя-духа. Впрочем, если мы все значение будем придавать только укрощению тела, а душа не будет так же воздерживаться от прочих пороков и не будет занята божественным размышлением, то мы никак не сможем взойти на самый верх истинной непорочности, когда главное в нас будет нарушать чистоту тела. Итак, по словам Господа, нам надлежит очистить прежде "внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их" (Мф. 23, 26) (53, 74).

...Не должно быть сомнения, что страсть блуда и нечистоты может быть истреблена в нас, потому что апостол повелел отсекать их так же, как и любостяжание, празднословие, смехотворство, воровство, отсечение которых удобно (53, 384).

Но для всякого из нас, всеми силами подвизающегося против духа блуда, победа в том, чтобы не ожидать средства (к победе) от своего старания [но от Бога]. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин (авва Херемон 53, 400).

Кто телесными трудами и потами ведет брань с этим соперником (блудным бесом), тот подобен связавшему врага своего слабой веревкой... Кто воюет против него воздержанием и бдением, тот подобен обложившему врага своего железными оковами... Кто вооружается смиренномудрием, безгневием и жаждой, тот подобен убившему своего противника и похоронившему его в песке (57, 114).

Не думай низложить беса блуда возражениями и доказательствами, ибо он имеет многие убедительные оправдания, ибо воюет против нас с помощью нашего естества (57, 115).

Кто одним воздержанием покушается утолить блудную брань, тот подобен человеку, который думает выплыть из пучины, двигая одной рукой. Соедини с воздержанием смирение, ибо первое без последнего не приносит пользы (57, 119).

Этот бес (блудный) тщательнее всех других подкарауливает удобный случай, чтобы нас уловить, и когда видит, что мы не можем помолиться против него телесно, тогда в особенности нападает на нас (57, 128).

Наш бесчеловечный враг и наставник блуда внушает, что Бог человеколюбив и что Он скоро прощает эту страсть, как естественную. Преподобный Иоанн Лествичник (57, 118).

Диавол из зависти воздвиг на тебя брань. Береги же глаза свои и не питайся до сытости. Вина употребляй немного, и то по немощи тела, если придется. Приобрети смирение, расторгающее все вражьи сети. Преподобный авва Дорофей (58, 213).

"А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует" (Мф. 5, 32). Моисей повелел, чтобы возненавидевший жену свою развелся с ней, чтобы не случилось чего-нибудь худшего, потому что ненавидимая могла быть и убита. Но такой муж обязан был дать жене разводную, которая называлась отпускною, чтобы бывшая жена не возвращалась к нему и не произошло смуты, если бы он стал жить с другой... Господь не нарушает Моисеева закона, но исправляет его и запрещает мужу ненавидеть свою жену без вины. Если он оставит ее по уважительной причине, то есть за прелюбодеяние, он не подлежит осуждению, а если не за прелюбодеяние, то подлежит суду, потому что тем заставляет ее прелюбодействовать. Но и тот становится прелюбодеем, кто возьмет ее, потому что, если бы никто не взял ее, она, может быть, возвратилась бы к прежнему мужу и покорилась бы ему... А христианину должно быть миротворцем и для чужих, тем более для своей жены, которую Бог соединил с ним. Блаженный Феофилакт (115, 563, 564).

Но, может быть, кто-нибудь скажет: какая обида Христу Богу от того, что кто-либо оскверняет свое тело блудным грехом? Воистину, в этом Ему великая обида, ибо тело каждого христианина-не его, а Христово, согласно словам Писания: "Вы-тело Христово, а порознь-члены" (1 Кор. 12, 27). И не подобает тебе осквернять и загрязнять тело Христово делами плотскими, сладострастными, кроме законного супружества. Ибо ты дом Христов, по словам апостола: "храм Божий свят; а этот храм-вы" (1 Кор. 3, 17); и разве тот, кто захотел бы выгнать хозяина из его собственного дома, не нанес бы ему величайшей обиды? Да, нанес бы. И изгнанный из дома своего хозяин взял бы меч или что-либо другое и воздвиг бы брань на изгнавшего его. Так и Христос Господь, изгоняемый нами из нас самих, из собственного дома Его, нашими скверными плотскими делами, терпит от нас обиду и берет меч в руки, чтобы воздать нам за Свою обиду.

Посмотрим, как неугоден Господу всякий, кто не борется со страстями своего тела, не побеждает, а любит их, кто не угашает в себе огня похоти, но еще более разжигает его, влекомый сластолюбием, как говорится в Писании: "каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью" (Иак. 1, 14).

Желающий же упорно сопротивляться страстям своим ради любви Христовой чем может побеждать их? Умерщвлением самого себя. "Умертвите,-говорит святой Павел,-земные члены ваши" (Кол. 3, 5). Таков был этот святой подвижник, говоривший себе: "усмиряю и порабощаю тело мое" (1 Кор. 9, 27). И никто не может иначе победить свою обуреваемую страстями плоть, как только умерщвлением ее... Каждый сам может достаточно видеть в житиях святых, как многие истомляли себя различными умерщвлениями, угашая в себе пламень плотского вожделения. Достаточно сказать, что умертвивший свои страсти есть добрый подвижник и бескровный мученик. Святитель Димитрий Ростовский (103, 698-699).

Блуд есть яд, умерщвляющий душу (104, 109).

Кто блудодействует, тот отрекается от Христа. Святитель Тихон Задонский (104, 109).

Грех блуда имеет то свойство, что соединяет два тела, хотя и не законно, в одно тело. По этой причине, хотя он прощается немедленно после раскаяния в нем и исповеди, при непременном условии, чтобы покаявшийся оставил его, но очищение и отрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между телами... и заразившие душу, обветшали и уничтожились (108, 288).

В Новом Завете (грех любодеяния) получил новую тяжесть, потому что тела человеческие получили новое достоинство. Они сделались членами Тела Христова, и нарушитель чистоты наносит уже бесчестие Христу, расторгает единение с Ним... Любодей казнится смертью душевной, [от него] отступает Святой Дух, согрешивший признается впавшим в -смертный грех...-залог неминуемой гибели... если этот грех не уврачуется благовременно покаянием (108, 333).

Весьма важно сохранение тела от впадения в блуд, но одного этого недостаточно для боголюбезной чистоты, которая видит Бога. На нас лежит непременная обязанность очистить самую душу от сладострастных помышлений, мечтаний и ощущений (108, 339).

Телесное вожделение увядает от исповеди более, чем от поста и бдения (108, 490).

Закон Моисеев воспрещал прелюбодеяние. Господь воспретил плотское вожделение (108, 510).

Тщеславие в отношении к истинной славе есть блуд (109, 216).

Тем, которые еще не стяжали истинной сердечной молитвы, помогает (в борьбе с блудным бесом) страдание в телесной молитве... (112, 341).

Особенно тяжелое впечатление производит на нас услаждение плотскими вожделениями. Отцы называют их осквернителями духовного храма Божия. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 358).

...Никогда не было так своевременно, как в тот период, внушать христианам из язычников воздержание от блуда, потому что никогда развращение языческих нравов не доходило до такой степени, как в тот период. Евреи, нельзя не сказать правды, из всех племен могли считаться народом чистейшей нравственности, но и они смотрели на этот грех не как на преступление против нравственности, потому что такой взгляд был установлен только христианством. Что же касается язычников, то даже Сократ не считал блуда предосудительным, -а Цицерон утверждал, что ни один из моралистов и не думал налагать на это дело запрещения. Взгляд на чувственность древнего человека изменился в новом вследствие той чистоты, которой дышит и которую вселяет каждая страница Нового Завета. Основой для такого изменения взгляда служат высочайшие нравственные истины, преподанные миру в учении Законоположника и Господа. Но долг справедливости требует воздать благодарность и тому, чье учение было широким разъяснением этих великих истин,-апостолу Павлу. Если безумную растрату драгоценных даров жизни следует считать страшным бедствием для личностей и народов, если разврат есть проклятие и позор, поедающий под корень человеческое счастье гораздо быстрее, чем все другие пороки, и если, напротив того, румянец скромности на молодых щеках считается одною из драгоценнейших принадлежностей юности, то истинным благодетелем, под влиянием духовно-нравственных поучений которого посеяны и возросли эти истины в сердцах юношей всякой христианской страны, следует признать того, кто, под наитием благодати Всесвятого Духа, с большей ясностью, с большим спокойствием, с большим убеждением, чем кто бы то ни было, разъяснил гнусность, унизительность, заразительность греха, через тело предающего и распространяющего свой яд по душе, имеющего еще то особенное свойство, что губит душу не одного человека, но ставит его в ответственность перед Богом за преграждение пути к спасению других личностей. Барсов М. В. (114, 377-378).

В Нижнем Египте, был некий отшельник, пользовавшийся известностью, потому что он безмолвствовал наедине в келлии в пустынном месте. По действию сатаны некая женщина развратного поведения, услышав об отшельнике, сказала юношам, знакомым своим: "Что вы мне дадите, если я низложу вашего отшельника?". Они условились щедро вознаградить ее. Она вышла вечером, как бы сбившись с дороги, пришла к келлии отшельника, постучалась в дверь. Он вышел, увидев ее, смутился и спросил: "Каким образом ты пришла сюда?". Она, притворно заплакав, отвечала: "Сбилась с дороги". Умилосердившись над нею, он ввел ее в сени перед келлией, а сам вошел в келлию и запер за собой дверь. Но она стала кричать: "Авва! здесь меня съедят звери!". Он опять смутился, но в то же время страшился Суда Божия за жестокий поступок и говорил себе: "Откуда пришла мне эта напасть?". Отворив дверь, он ввел ее в келлию. Тогда диавол начал стрелами вожделения разжигать его сердце. Поняв, что тут действует диавол, отшельник сказал себе: "Путь врага-тьма, а Сын Божий-свет". С этими словами он зажег лампу. Чувствуя, что вожделение воспламеняется больше и больше, сказал: "Так как удовлетворяющие вожделениям пойдут в муку, испытай себя, можешь ли выдержать огонь вечный?" С этими словами он поставил один из пальцев руки над огнем лампады. Палец начал гореть, но он не чувствовал боли по причине необыкновенного воспламенения плотской страсти, и до дневного рассвета сжег себе все пальцы на руке. Женщина, увидев, что делает отшельник, от ужаса как бы окаменела. Рано утром пришли упомянутые юноши к отшельнику и спросили его: "Приходила ли сюда поздно вечером женщина?" Он отвечал: "Приходила. Вот она, спит там". Юноши, подойдя к ней, нашли ее мертвой и сказали: "Авва! Она умерла". Тогда он, раскрыв малую мантию, в которой был, показал им свои руки: "Вот что сделала мне эта дочь диавола. Но Писание говорит, что нельзя воздавать злом за зло". Помолившись, он воскресил умершую. Она покаялась и благочестиво провела остаток жизни (82, 483-484).

Ученик одного святого старца был борим духом любодеяния, но при помощи благодати Божией мужественно противостоял скверным и нечистым помышлениям своего сердца, очень прилежа посту, молитве и рукоделию. Блаженный старец, видя усиленный подвиг его, сказал: "Если хочешь, сын, я помолюсь Господу, чтобы Он отнял у тебя брань". Ученик отвечал: "Отец! Хотя я и тружусь, но вижу и чувствую в себе благой плод: по причине этой брани я пощусь больше и больше упражняюсь в бдениях и молитвах. Но прошу тебя: моли милосердного Господа, чтобы дал мне силу выдержать брань и подвизаться законно". Тогда святой старец сказал ему: "Теперь я узнал, что ты правильно понял, что этой невидимой бранью с духами при посредстве терпения совершается вечное спасение твоей души" (82, 424-425).

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему наставление, утешил и отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келлию. Но вот опять пришла брань. Он опять сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорбил его, но наставлял его не только не вдаваться в расслабление, а, напротив, приходить к нему каждый раз, обличая врага, когда тот начнет нападать. Таким образом, говорил старец, враг, будучи обличаем, отступит: ничто так не противно духу любодеяния, как когда открывают его дело, и ничто не приносит ему такой радости, как когда скрывают приносимые им помыслы. Отечник (82, 454).

Однажды диавол воздвиг в многотрудном теле святого Игнатия .такую плотскую брань, что он, сжигаемый этим адским пламенем, пал на землю и долго лежал, как полумертвый, потом пришел к своему попечителю старцу Акакию и, объяснив ему свою беду, просил у него утешения. Добрый старец, как и подобало, утешил и утвердил его словами божественными и примерами святых мужей. После этого блаженный подвижник пришел в церковь, взял в руки икону Богоматери и лобызал ее, со слезами прося Приснодеву помочь ему в беде и избавить от этой непереносимой брани и диавольского наваждения. Не оставила Богоневестная своего раба искушаться сильнее, чем он мог: по благодати Богоматери его окружило некое неизреченное и неописуемое благоухание, и с того времени его оставила эта смертоносная брань. Афонский Патерик (85, 247-248).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение