страницы А.Лебедева [pagez.ru]
Начало: Духовные стороны христианства

БОГОСЛУЖЕНИЕ

Основанная Иисусом Христом Церковь христианская уже во времена святых апостолов имела собственное богослужение, хотя и очень несложное. В него вошли некоторые обычаи иудейской синагоги, которые были освящены светом новозаветной Христовой благодати. Все богослужение христианское, сообразно с заповедью Спасителя, было служением Богу "в духе и истине" (Ин. 4, 24). По своим составным частям христианское богослужение в первое время приближалось к иудейскому. Первое, что было заимствовано из богослужебной практики иудейской церкви, это чтение Священного Писания. В иудейских синагогах, еще со времени вавилонского плена, каждую субботу читалось Священное Писание, именно закон и пророки (Деян. 13, 14-15), разделенные для богослужебного употребления на отделы. Это было особенно важно тогда, когда еще не было собственно христианских писаний. Позже в богослужебное употребление вошли и появившиеся апостольские писания, которые передавались из одной церкви в другую для прочтения. Так, апостол Павел пишет к колоссянам, чтобы они, прочитав его послание, передали церкви Лаодикийской, чтобы и в Лаодикийской церкви его прочли (Кол. 4, 16)

За чтением священного Писания в христианских богослужебных собраниях следовало его объяснение, оно имело характер слова, наставления (Деян. 13, 15), и предлагалось преимущественно апостолами: "И они постоянно пребывали в учении Апостолов", говорится в книге Деяний апостольских (Деян. 2, 42), причем апостолы останавливались на местах Священного Писания, имеющих отношение к Новому Завету. Так, апостол Петр (Деян. 1, 15-16, 20) объяснял псалмы: 40, 10; 68, 26; 108, 8.

Далее, в состав апостольского богослужения входили молитвословия. Христиане в своих богослужебных собраниях творили молитвы, частью взятые из Ветхого Завета, частью собственные (Деян. 2, 42). Большая часть толковников соглашается, что в 1 Том. 2, 1 речь идет об открытом богослужении, которому благоприятствует и самая цель послания, и в таком случае молитвы богослужебных собраний были следующие:

1) молитвы преимущественно об отвращении зла и опасности;

2) прославление Бога и молитва о продолжении временной и достижении вечной жизни;

3) молитва о доставлении другим того, чего мы им желаем или в чем они нуждаются;

4) благодарение за благодеяния, полученные нами и нашими ближними. Эти молитвы творились за всех людей и особенно за "всех начальствующих" (1 Тим. 2, 1-2). По времени их можно разделить на ежедневные (Деян. 3, 1), совершавшиеся в храме и частных домах, и особенные, при чрезвычайных собраниях (Деян. 1, 24; 20, 36); были также в употреблении особенные благословения в известных формулах, каковы: Рим. 1, 7; 1 Кор. 1, 3 и др. Молитвы произносили чувствовавшие в себе присутствие Духа Божия (1 Кор. 14, 16). - Другим выражением религиозных чувствований христиан были священные песнопения, частью взятые из ветхозаветных книг, частью оригинальные, новозаветные, которые при обилии даров духовных без труда могли слагать верующие (1 Кор. 14, 26). О богослужебном употреблении песнопений говорит апостол Павел в послании "И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство;

но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными" (Еф. 5, 18-19). Можно разуметь псалмы, содержащиеся в псалтири и употреблявшиеся у иудеев при богослужении. Но в псалтири были помещены не все ветхозаветные песни, там не было, например, песней Моисея и др. Эти последние песнопения, как думают некоторые ученые, и называются в вышеприведенном месте у Павла пениями. Третий род песнопений - песни духовные, под которыми разумеются песнопения, слагавшиеся верующими, одушевленными Духом Божиим, для назидания своих собратий

...Чтение Священного Писания с изъяснением и наставлением, молитва, пение - все это, сходное с богослужением иудейских синагог, образовало первую часть апостольского богослужения. Вторая и главная его часть состояла в совершении таинства Евхаристии после вечери любви (1 Кор. 10, 16-17, 21). На существование вечери любви с Евхаристией, как на обычай, уже установившийся, указывают слова апостола в 1 послании к Коринфянам (1 Кор. 10, 20-22), равно как и увещание, которое делает апостол Павел Коринфянам, у которых иногда происходили беспорядки на вечери любви, как например, некоторые дозволяли себе неумеренность в пище и питии (1 Кор. 11, 21). В чем же состояла эта Евхаристия? В книге Деяний апостольских говорится, что верующие пребывали в общении и преломлении хлеба (Деян. 2, 42-46), это действие полнее описывается в 1 Кор. 11, 24-25. Из последнего места видно, что Евхаристия состояла в отделении хлеба и вина для таинства, благодарении Богу Отцу за искупление, почему и самое таинство было названо Евхаристией (благодарением), благословении хлеба и вина, раздроблении освященных даров и преподании их верующим. Других подробностей совершения этого Таинства в Новом Завете не встречается.

Что касается места богослужения, то Христос, а с Ним, разумеется, и апостолы, учили, что не местом освящается богослужение, а богослужением место (Ин. 4, 21), и потому всякое место считали удобным для поклонения Богу. Но после Вознесения Христа преимущественным местом богослужения сделались дома, с которыми связаны были воспоминания о Вознесшемся, дома, где Он являлся апостолам по Воскресении. Скоро утвердился также обычай, чтобы богатые христиане отдавали свои дома для общественного богослужения. Такова была, например, церковь Акилы и Прискиллы (Рим. 16, 3-4). Но, имея свои собственные места для богослужения, христиане не покидали ни храма, ни синагоги. Так, и Петр, и Иоанн ходили в храм на молитву (Деян. 3, 1), где и проповедали о Христе (Деян. 5, 20). Особенно любимым местом христиан в храме был притвор Соломонов, в котором они могли предаваться уединенной молитве (Деян. 5, 12-13). Синагоги же апостолы посещали преимущественно г из целей миссионерских.

Между действиями, сопровождающими богослужение апостольского времени, из Нового Завета мы знаем о преклонении колен при молитве (Деян. 9, 40;21, 5; Еф. 3, 14 и др.), воздеянии рук (1 Тим. 2, 8), о братском поцелуе (1 Пет. 5, 14; 1 Кор. 16, 20). Относительно украшения мест богослужебных собраний известно только, что там возжигались многие светильники, как например, это было сделано в Троаде, в той горнице, где апостол Павел совершал Евхаристию (Деян. 20, 8)

Что касается порядка богослужений, то он, с одной стороны, исключал мертвенность иудейского синагогального богослужения, с другой, устранял бесчинство языческого культа. Апостол Павел (1 Кор. 14, 27 и др.) требует, чтобы в богослужебных собраниях говорящие на незнакомых языках говорили не, все вместе, а поочередно, и то только в том случае, если будет истолкователь. В противном же случае, говорящий языками пусть молчит в церкви. Точно так же и пророки должны поучать верующих по порядку. Женам в церкви : учить апостол Павел не повелевает. В христианские церкви имели доступ и неверующие, от которых скрывалось только совершение таинства Евхаристии (1 Кор. 14, 23).

Относительно времени богослужения нужно заметить, что хотя апостол Павел заповедовал христианам молиться непрестанно (1 Фес. 5, 17), однако для верующих, не имевших возможности по своим занятиям исполнять заповедь апостола, нужно было назначить определенные часы для богослужения. И апостолы установили определенные времена богослужения, частью, применяясь в этом случае ко временам иудейского богослужения, но сообщая им христианское значение, частью же, определяя новые. В апостольское время молитва падала на третий (Деян. 2, 15), шестой (Деян. 10, 9) и девятый часы (Деян. 3, 1). Временем же для совершения таинства Евхаристии была преимущественно ночь (Деян. 20, 11), когда было меньше опасностей от гонителей. Вот те семена христианского богослужения, которые в течение веков развились и стали ветвистым деревом. Апостолы положили твердое основание богослужению, на котором их преемники, руководствуясь Духом Божиим, воздвигли то великолепное здание, которое представляется нашим взорам и ныне (114, 152-156).

ЦЕРКОВНОЕ ПЕНИЕ

День и ночь песнославящим Бога отверзается сокровище небесных благ. Преподобный Нил Синайский (49, 394).

Господь, желая, чтобы мелодия была символом духовной гармонии, назначил петь псалмы мерно и читать их нараспев. Сопровождение псалмов пением означает не заботливость о благозвучии, а знак гармонического состояния души. Святитель Афанасий Великий (См. Филарет, архиепископ Черниговский. Исторический обзор песнопевцев и песнопения Греческой церкви. Чернигов, 1864).

Текст для того сопровождается музыкой, чтобы благодаря приятному для слуха неприметно получить пользу от слов. Святитель Василий Великий (См. свящ. В. Металлов. Очерк истории православного церковного пения в России. М., 1900, с. 39).

Церковь сладкопением углубляет смысл сказанного, когда сама музыка раскрывает, насколько возможно, мысль, заключенную в тексте. Этой приправой, как сладостями, придается вкус пище уроков. Святитель Григорий Нисский (18, 15).

Не думай, что псалмопениенечто маловажное. Кажется, что оно только радует слух, но в действительности оно пробуждает душу. Святитель Иоанн Златоуст (40, 705).

Все, что согласовано с нашей природой, приятно ей. И музыка согласна с нашей природой. Поэтому великий Давид к мудрому учению о добродетелях присоединил сладкопение. В высокие догматы он влил как бы медовую сладость, при помощи которой наше естество излечивает себя. Исцелению нашего естества способствует гармоничность жизни, которой, по моему мнению, прикровенно способствует сладкопение. Может быть, оно призывает к высокому состоянию жизни, к тому, что нрав добродетельных не должен быть грубым, страстным, не издавать, как и струна, слишком высокого звука, потому что чрезмерно натянутая струна издает неверный звук. И, напротив, они не должны ослаблять свои силы сластолюбием, потому что душа, расслабленная тако выми страстями, становится глухой и немой. И строй души также нужно по временам повышать и понижать, чтобы в нравах всегда сохранялись гармония и добрый лад, без распущенности или чрезмерной натянутости. Святитель Григорий Нисский (18, 13).

Пениепраздник для радующихся, утешение для унывающих, укрощение для страстных. Оно помогает правде, низлагает хульные замыслы, убивает постыдные мысли, возвещает божественный закон, проповедует Бога, разъясняет веру, заграждает уста еретиков, созидает Церковь. Святитель Иоанн Златоуст (См. Филарет, архиепископ Черниговский,с. 68).

Духовные песни обладают великой пользой, назиданием и освящением и служат руководством ко всякой добродетели, потому что слова их очищают душу и Дух Святой скоро нисходит на человека, поющего эти песни. Святитель Иоанн Златоуст (39, 152).

Нужно сказать, для чего псалмопение введено в нашу жизнь и почему самые пророчества произносятся с пением. Для чего употребляется пение? Послушай. Бог, видя, что многие из людей нерадивы, тяготятся чтением духовных писаний и неохотно принимают на себя этот труд, и, желая сделать этот труд приятным и не утомительным, соединил с пророчествами мелодию, чтобы все, наслаждаясь стройностью напева, с великим усердием возносили Ему священные песнопения. В самом деле, ничто так не возвышает и не окрыляет душу, не отрешает ее от земли, не избавляет ее от уз тела, не располагает к размышлению и презрению ко всему житейскому, как согласное пение. Природа наша так услаждается песнями и стройными напевами и имеет к ним такую склонность, что и грудные дети, когда плачут и бывают неспокойны, усыпляются ими. Кормилицы, нося их на руках и ходя взад и вперед, напевают им какие-нибудь детские песни, и они засыпают. Часто и путешественники, в жаркий полдень погоняя вьючных животных, продолжают путь с пением, и этими песнями облегчают тягость путешествия. И не только путешественники, но и земледельцы, выжимая виноградный сок, собирая или очищая виноград, или делая что-нибудь другое, часто поют. И мореплаватели, работая веслами, делают то же. Даже и женщины, когда прядут и спутавшуюся пряжу расправляют гребнем, иногда каждая порознь, а иногда все вместе поют. Все они пением облегчают труд. Потому что душа имеет склонность к этому наслаждению, и чтобы злые силы не навязали ей своих скверных песен, Бог установил псалмы, от которых бывает и удовольствие и польза. Святитель Иоанн Златоуст (39, 151-152).

Христианское пение должно звучать в сердце, а не в одних устах, и каждый звук должен быть звуком сердца, выражением мысли, отзывом желаний. Бессмысленное пение недостойно христианина, каждое действие которого должно быть разумным. Святитель Иоанн Златоуст (См. Филарет, архиепископ Черниговский, с. 68).

Словом, а не древней псалтирью, трубою, тимпаном и флейтой должно чтить Бога. Если Бог и допустил в Ветхозаветной церкви пение, сопровождаемое игрой на музыкальных инструментах, то единственно из-за немощи, малодушия и беспечности иудеев. Святитель Климент Александрийский (См.: Свящ. В. Зиновьев. Исторические сведения о церковном пении. М., 1916, с.98).

Надо употреблять напевы скромные и целомудренные... Скромные перемены голоса обуздывают дерзость. Святитель Климент Александрийский (См. Филарет, архиепископ Черниговский, с. 83).

Духовные песни, внушаемые Святым Духом и располагающие ум к скромности в словах и мыслях, и самую душу делают скромной. Потому что душа, отзываясь на слова и мысли, приобретает навык во всем том, что составляет сущность духовной песни (39, 717).

В нашем хоре незримо участвуют и горнии силы, потому что и горнии хоры, херувимы и серафимы заняты тем же непрестанно воспевают Бога.Святитель Иоанн Златоуст (39, 91).

предыдущий материал оглавление продолжение...

 
 






Copyright © 2001-2007, Pagez, hosted by orthodoxy.ru
Православное книжное обозрение